Copyright © 2018  Все материалы данного сайта защищены законом об авторском праве. Использование материалов сайта и размещенных произведений допустимо только с письменного разрешения владельца.

Подпишитесь на мои новости в соцсетях:

  • Белый Instagram Иконка
  • White Vkontakte Icon
  • White Facebook Icon

Для навигации в мобильной версии используйте меню в правой верхней части экрана смартфона. 

   В это мгновение дождь полил еще сильнее, и тяжелые струи забарабанили по моей спине. Ослепительная вспышка молнии осветила все вокруг, и следом за ней раздался оглушительный раскат грома... Я почти бегом ринулся к дому, не обращая внимания на огромные лужи, и через пару секунд уже с облегчением захлопнул за собой входную дверь.

   К моему немалому удивлению, в гостиной было достаточно тепло, а в камине еще тлели искры догорающих дров. Наверное, подумал я, кто-то из Брикманов приходил несколько часов назад по делам и решил немного протопить остывший дом. Для меня это было весьма кстати. Я быстро развесил свои промокшие вещи в зале и пошел к себе в комнату.

   Все мои мышцы нещадно ныли от долгой дневной прогулки, и нестерпимо болела голова. Поэтому, едва войдя в комнату, я рухнул на свою кровать и с блаженством закрыл уставшие глаза.

   И уже погружаясь в глубокий сон, сквозь ватную и вялую дремоту я почувствовал, что в комнате стоит густой, тяжелый запах. Я с трудом повернулся набок, но у меня не было никаких сил, чтобы подняться или хотя бы открыть глаза и спустя мгновение я провалился в черную, бесконечную пустоту...

 

Глава 10. Укубун.

 

   Мое пробуждение было внезапным. Я лежал в полной темноте, а мое сердце стучало, словно молот. Дикий, первобытный страх пещерного человека сковал все мое тело от макушки до самых кончиков пальцев.

   В тесной комнате стоял густой, тошнотворный смрад, от которого у меня сразу же перехватило дыхание и начались рвотные спазмы. Казалось, что весь воздух был пропитан запахом болот и сыростью глубоких подземелий. Но было кое-что еще, от чего волосы на всем моем теле, словно у загнанного зверя, встали дыбом от леденящего, безысходного ужаса: доски пола и моя кровать вибрировали от мощных ударов снизу.

   Я слышал звуки, похожие на царапанье когтей, крошащих древесину и нетерпеливое утробное урчание невероятно огромного существа, которое, словно собака, почуявшая кость, судорожно пытается добраться до нее.

   Я вжался в кровать, парализованный смертельным ужасом.

   Новый удар огромной лапы... Еще удар...

   Мое дыхание превратилось в тонкую струйку. Я боялся вздохнуть и лишь втягивал воздух маленькими порциями.

   От нового удара затрясся письменный стол, и с него с грохотом упала и покатилась чернильница. Существо на мгновение замерло... и снова, с еще большим остервенением, стало крошить когтями пол комнаты.

   Я резко сел в кровати, поджав колени к груди, и трясущейся, холодной рукой принялся лихорадочно шарить по столу в поисках спичек.

   Снова глухой удар и пронзительный до визга скрип досок...

   Меня колотила дрожь, зубы стучали мелкой дробью. Я был близок к панике.

   Еще удар... Меня подбросило на кровати.

   Внезапно раздался оглушительный раскат грома, и яркая вспышка молнии на миг озарила комнату и ослепила меня. Но за это мгновение я успел разглядеть на столе лампу и спички.

   И снова темнота и снова скрип дерева под когтями... и это безумное урчание...

   Господи... Я до судорог сжал пальцы на лампе и, как последний безумец, стал лихорадочно чиркать тонкой спичкой, пытаясь её зажечь. Мне это удалось, и через мгновение комнату заполнил тусклый желтый свет.

   Удары снизу прекратились, но к моему ужасу в наступившей тишине, я услышал хриплое, тяжелое дыхание затаившегося и выжидающего зверя.

   Бледный свет лампы осветил стены... окно, по которому стекали мутные потоки дождя... закрытую дверь... И в эту секунду меня накрыла новая волна ужаса, и на лбу выступил холодный пот: я оставлял дверь открытой, а сейчас... сейчас она была плотно закрыта.

   Стараясь не шуметь, я осторожно спустил ноги на пол. Мое сердце вылетало из груди, и кровь туго пульсировала в висках.

   Но, как только мои ступни коснулись ледяных досок пола, внизу послышалось движение огромного тела, как будто существо, извернувшись, метнулось в мою сторону, и что-то тяжелое ударилось в доски прямо под моими ногами.

   Я вскрикнут от неожиданности, и резко поджал ноги. Из-под пола раздался звук осыпающейся земли и резкий, шумный выдох, от которого через щели пола взметнулось густое облачко пыли и снова потянуло тошнотворным запахом гнили.

   Мои нервы не выдержали напряжения, и в приступе дикого ужаса я вскочил с кровати и бросился к двери. В тоже мгновение доски под моими ногами бешено завибрировали под тяжелыми ударами. Послышались звуки осыпающейся земли и камней, отбрасываемых чудовищными лапами.

   Я вцепился в ручку двери и сильно дернул ее на себя. Дверь резко распахнулась, и я чудом удержался на ногах, чуть не рухнув в центр комнаты. Я снова ринулся вперед и... внезапно  больно ударился о толстые прутья решётки, преградившей мне путь.

   Несколько секунд я ошалело смотрел на ржавые прутья, а затем схватился за них свободной рукой и принялся яростно трясти, пытаясь сорвать решетку с петель. Но она не поддавалась моим усилиям. Мало того, с внешней стороны на скобах решетки висел тяжелый стальной замок. И... я закричал... закричал хрипло, дико от страха и отчаяния.

   Доски под моими ногами завибрировали с новой силой, и меня буквально подбросило вверх от нового удара.

   Я снова закричал.

   И вдруг в глубине гостиной, со стороны камина чиркнула спичка, и чья-то рука зажгла лампу. Свет был очень тусклым, и я смог разглядеть только кисть и часть плеча незнакомца. Но почти сразу я увидел и... узнал лицо...

   В эту секунду протяжный скрип когтей эхом пронесся по комнате. Одна из досок сухо щелкнула и по ней пробежала тонкая трещина...

   Я судорожно вздохнул и с ужасом смотрел на бледное лицо, стоящего передо мной человека. Его глаза были широко раскрыты, но в них не было даже искры человечности, а только печать глубокого безумия.

   Это был Джон Брикман. Готовые сорваться слова застыли у меня на губах, и по всему телу пробежала новая волна жуткого страха.

   - Смирись... - Голос Брикмана дрожал от возбуждения и срывался на визг. - Смирись... Смертный... ОН... Идет...

   Очень сильный удар в пол сотряс стены... и снова протяжный скрип досок.

   - Брикман, вы с ума сошли. - Заорал я. - Немедленно откройте замок.

   Я принялся снова яростно дергать решетку.

   Позади Брикмана мелькнула тень, и в тусклом свете лампы проступило лицо его отца. На нем была та же печать безумия: неестественная бледность, обвисшая, морщинистая кожа и... дико горящие глаза сумасшедшего.

   - Мистер Брикман, слава богу, это вы. - Я в слабой надежде прижался лицом к решетке и с содроганием разглядел на ней бурые пятна. - Мистер Брикман, ради всего святого, откройте решетку и объясните мне, что происходит. Молю вас...

   Старик не ответил мне ни слова. Он вытянул вперед руку, указывая кривым от артрита, дрожащим пальцем за мою спину.

   - ОН идет. Смирись. - Каркающий, глухой голос старика эхом раздавался в гостиной. - Пади на колени, смертный. Отдай ему своё тело, свою кровь и свою душу. - Брикман тоже перешел на визг и от этого хрипло закашлялся, схватившись рукой за худую грудь.