Copyright © 2018  Все материалы данного сайта защищены законом об авторском праве. Использование материалов сайта и размещенных произведений допустимо только с письменного разрешения владельца.

Подпишитесь на мои новости в соцсетях:

  • Белый Instagram Иконка
  • White Vkontakte Icon
  • White Facebook Icon

Для навигации в мобильной версии используйте меню в правой верхней части экрана смартфона. 

   - Как вы, наверное, знаете, система ведения регистрационных записей в Англии предусматривает, что все документы, составленные когда-либо в отношении любого земельного участка, должны храниться в Центральном архиве. Так вот... мы специально несколько лет назад поднимали документы в этом архиве, но никаких упоминаний о покупке новой недвижимости прежними владельцами этих домов нигде не нашли. - Чабб посмотрел на меня, подняв брови. - А это значит, что они либо стали снимать частное жильё, либо, что более вероятно, покинули Англию навсегда и... постарались забыть об этой недвижимости.

   Я шумно втянул в себя воздух. История становилась все более загадочной и мрачной.

   - Дом номер тридцать два, - Продолжал Чабб. - является собственностью семьи Брикман с 1823 года. Его построил прадед нынешнего владельца, Вилли Брикман, со своим старшим братом Рэнди. Кроме этого дома, семья Брикманов имеет в собственности дом номер пятнадцать по Сайшелл-стрит. Все сделки оформлены строго по закону и не вызывают никаких сомнений. Если, конечно, именно это вас интересует.

   Чабб замолчал и посмотрел на меня. Он немного помедлил, но решил продолжить.

   - Есть еще кое-что об этом месте... На самом деле, там было еще пять домов. - он снова замолчал.

   - И что же с ними стало? - с волнением спросил я.

   - Это тоже были очень старые дома. Они располагались, судя по плану, примерно там же, где сейчас расположен дом номер тридцать два.

   - Но там больше нет ни единого дома, кроме дома Брикманов. - В нетерпении перебил я Чабба, - Там только огромный овраг.

   - Да, вы абсолютно правы, - он бросил взгляд на бумаги перед собой, - сейчас на этом месте овраг.

   У меня все похолодело внутри.

   - Вы хотите сказать, что раньше оврага не было, и там стояли дома? - в замешательстве вымолвил я.

   - Да, это так. - Он кивнул головой. - В 1815 году, вероятно, подземные воды подмыли основание огромного пласта почвы, и он вместе с домами просел вглубь земли и на этом месте образовался большой овраг.

   - А как же люди? - непроизвольно вырвалось у меня.

   - Это произошло ночью, поэтому, полиция смогла начать спасательные работы только с рассветом. - Чабб немного помолчал, прикусив губу. - И, как вы сами понимаете, никто не выжил.

   Пораженный его рассказом, я некоторое время сидел, не двигаясь, и смотрел в одну точку.

   - С вами все в порядке? - Чабб легко коснулся моей руки.

   - Да, все в порядке. - Я посмотрел на него. - Просто, это все слишком неожиданно для меня. - Я постарался изобразить улыбку на своем лице, но вероятно мне это не очень удалось, так как Чабб странно на меня посмотрел.

   Поднявшись, я поблагодарил его за помощь и направился к двери.

   Я уже почти вышел из кабинета, когда Чабб неожиданно окликнул меня.

   - Прошу прощения за мое излишнее любопытство, но зачем вам это нужно?

   - Я живу в этом доме, - коротко ответил я и вышел в коридор, оставив Чабба в глубокой задумчивости.

 

Глава 9. Вечер.

 

   Уже стемнело, но на улице было еще достаточно оживленно и шумно, несмотря на ливень. Швейцар закрыл за мной дубовую дверь, и я снова оказался среди уличной суеты большого города.

   Деловитые клерки покидали свои конторы и спешили домой. Некоторые из них, взмахом руки или свистом, подзывали кэб, но большинство, кутаясь в плащи, торопливо шли по мокрой мостовой, старательно перешагивая через мутные потоки дождевой воды.

   Эта суета немного отвлекла меня от мрачных мыслей. Я поднял повыше воротник пальто, стараясь укрыться от промозглой сырости, открыл зонт и медленно побрел по Сайшелл-стрит в сторону дома. Мне нужно было время, чтобы обдумать рассказ Чабба и немного развеяться.

   Дождь лил, как из ведра и мне казалось, что еще немного и весь Лондон погрузится под воду - столько воды стекало бурными потоками по его узким улицам, погруженными во мрак и освещаемыми лишь редкими фонарями и витринами лавок и магазинов.

   На самом деле, размышлял я, в этой истории не было ничего необычного. Практически каждый уголок этого мрачного города мог поведать свою похожую историю, полную тайн и загадок с точки зрения обывателя. Но, на мой взгляд, все таинственное в этих историях было лишь плодом слухов и сплетен, передаваемых от поколения к поколению жителями Лондона, которые любили рассказывать эти истории своим детям, пугая их долгими скучными вечерами при тусклом свете свечи...

   Мимо меня с грохотом проехал кэб, окатив мои и без того мокрые брюки, фонтаном грязной воды. Я хотел было возмущенно крикнуть ему вслед, но увидев бедного возницу, сгорбившегося на козлах под холодными струями дождя, передумал и пошел дальше.

   Мистика, спиритизм... Я не верил в эти новомодные явления. Весь мой жизненный опыт и здравый смысл подсказывали мне, что такого просто не может быть в нашем более чем прагматичном мире... Да и какое отношение они могли иметь к моей истории...

   Конечно, меня до глубины души тронул рассказ Чабба о давней трагедии на той улице, унесшей невинные жизни жителей нескольких домов. И чем больше я думал об этой трагедии, тем явственнее представлял себе события той страшной ночи... Холод, мгла, крики... и свет окон, медленно затухающий в темной глубине оврага под толщами все сползающей и сползающей земли...

   Я невольно вздрогнул от этого видения. Оно было настолько явственным, что все мое тело покрылось мурашками...

   Неожиданно яркая вспышка молнии на миг выхватила из полумрака улицу, по которой я шел, и раскат грома оглушительно пронесся над крышами домов. Я рассеянно огляделся и увидел, что незаметно для себя прошел уже почти половину пути, погруженный в тревожные мысли.

   Непогода под вечер разгулялась не на шутку. Ветер усилился и его внезапные, и резкие порывы безжалостно вырывали зонт из моих рук. Пальто отсырело от влаги, и я уже чувствовал, как тонкие струйки ледяной воды начинаю стекать по моей спине. Становилось холодно, и я ускорил шаг...

   Определенно, мне не нужно было копаться в этой старой истории. Я уже жалел, что поддался внезапному искушению и решил узнать больше, чем того требовали обстоятельства. От того спокойного состояния души, которое я испытал в первые дни моего переезда на новую квартиру, не осталось и следа. Теперь я чувствовал только смутную тревогу и беспокойство...

   Было уже около восьми часов вечера, когда я, наконец, подошел к аллее, ведущей к моему дому. Густая и черная, как смола, тьма скрывала все вокруг, и лишь тусклый одинокий фонарь в конце аллеи едва-едва освещал ветхое крыльцо и часть мостовой перед мрачным домом.

   Осторожно ступая в темноте по заросшим, скользким камням аллеи, я вдруг вспомнил, как сегодня днем, рассеянно листая календарь на столе Чабба, совершенно случайно обратил внимание на то, какой особенной будет эта ночь...

   И, действительно, ночь была особенной. Обычно, бледный свет луны хотя и слабо, но проникал сквозь небольшие разрывы между низкими грозовыми тучами. Но только не сегодня. Эта ночь была ночью полного новолуния - самой темной ночью месяца, когда диск луны полностью исчезал с небосвода и снова появлялся спустя несколько дней... Если, что-то и могло сейчас испортить мне настроение еще больше, так именно этот незначительный факт и стал той самой последней каплей.