Copyright © 2018  Все материалы данного сайта защищены законом об авторском праве. Использование материалов сайта и размещенных произведений допустимо только с письменного разрешения владельца.

Подпишитесь на мои новости в соцсетях:

  • Белый Instagram Иконка
  • White Vkontakte Icon
  • White Facebook Icon

Для навигации в мобильной версии используйте меню в правой верхней части экрана смартфона. 

   Особый ужас внушали даже не гигантские размеры существа и его мощь, а его лапы и голова. Вместо предплечий из локтевых суставов свисали невероятно толстые и длинные клешни. Как и все тело, они были покрыты шерстью. Их толщина поражала, а поверхность была усыпана наростами, которые не могла скрыть даже густая шерсть. Правая клешня чудовища, забрызганная красным, небрежно свисала с подлокотника и с нее капала кровь, смешиваясь с талой водой на постаменте...

   Но голова...

   Стоук начинал дрожать только от одного взгляда на нее. Она была еще отвратительнее, чем две огромных клешни. Густая шерсть на ней спуталась и слежалась от долгого нахождения под слоем льда. Она была даже не круглая, а какая-то сплющенная спереди и с двумя большими костяными наростами по бокам там, где должны были находиться уши.

   Чудовище повернуло голову в сторону Дэвида. Его огромная пасть, почти на половину морды, была круглой формы и выглядела, как бездонный колодец.

   Раздался утробный рев...

   На миг показались обнаженные красные десны и острые, треугольные зубы, выстилающие всю внутреннюю поверхность глотки.

   И вдруг, на него накатила новая волна ужаса. Дэвид непроизвольно дернулся и лихорадочно попытался вжаться в небольшое пространство за прожектором. Он был настолько поражен видом чудовища, что только сейчас заметил его глаза... вернее, все три пары глаз. Они были расположены сверху вниз, по три с каждой стороны. Крупные, наполненные животной яростью и жадностью... и они смотрели... смотрели на него... дикие, безжалостные и безумные.

 

 

22 часа 05 минут

 

   Чудовище резко подняло морду и шумно втянуло воздух плоскими, широкими ноздрями. Дэвид понял, что оно принюхивается к запахам, а значит, пока не видит его. Горло пересохло от выброса адреналина, он судорожно сглотнул.

   Генераторы продолжали монотонно гудеть. В воздухе стоял резкий запах солярки - он был таким же сильныи, как и запах мускуса, и, возможно, только это пока спасало жизни затаившихся людей.

   Стоук задержал дыхание и осторожно приподнялся на локтях.

   Чуть слышно скрипнул снег.

   Он вытянул шею настолько, насколько это позволяло его укрытие, и огляделся. Яркий свет освещали трон с чудовищем, а дальше, метрах в пятнадцать от постамента, уже начинался сумрак. Еще дальше - была полная тьма.

   Он молил бога, чтобы никто из парней сейчас не вышел на связь. Особенно, Фрэнк, который оставался наверху - малейший звук закончится смертью для любого из них.

   Чудовище громко втянуло воздух и недовольно заворчало...

   Голова Дэвида лихорадочно работала. Они не могут подбежать к веревкам - на полпути чудовище их просто разорвет или затопчет. Даже, если это удастся, то они вряд ли успеют подняться более, чем на десять метров...

   Снова раздался шум - чудовище всей тушей повернулось вправо и подняло голову, жадно принюхиваясь к чему-то. Стоук посмотрел в том же направлении и понял, что привлекло внимание монстра - недалеко лежало расплющенное тело Коули и, очень вероятно, что, от него исходил сильный запах крови.

   Посыпались куски льда...

   Одна из глыб глухо ударилась о край постамента, и развалилась на части, чудом не задев правый прожектор.

   Чудовище, неуклюже и с большим трудом, стало подниматься на ноги, отдирая от трона,  намертво вмерзший в лед, мех. Оно несколько раз качнулось из стороны в сторону, недовольно взревело и, вдруг... подняло вверх четыре лапы с ужасными клешнями.

   Стоук вжал голову в плечи, его глаза расширились от страха. Все тело стало ватным и слабым. Этого не могло быть... в этом было что-то противоестественное. Его разум отчаянно сопротивлялся страшному зрелищу... этой смеси различных видов, соединенных в безумной фантазии кошмарного сна.

   Существо опустило клешни на спинку и подлокотники трона. Даже под густым мехом было видно, как напряглись огромные мышцы.

   Еще одно усилие...

   Хрустнул лед.

   Оно полностью выпрямилось на постаменте, потом выпятило вперед грудь, отведя клешни назад и тяжелой поступью направилось к телу Коула...

   Нервы Стоука были на пределе. Стало ясно, что они находятся в ловушке. Сердце гулко стучало в груди. Горло пересохло настолько, что язык казался куском наждачной бумаги.

   Шаги затихли. Чудовище остановилось рядом с телом и нависло над ним словно скала. Стоук даже отсюда видел красные следы крови на снегу и бледную, чудом уцелевшую, кисть руки со сломанными пальцами, нелепо торчащую вверх. Одна из клешней стала медленно опускаться. Она двигалась странными рывками, как будто пыталась что-то нащупать в воздухе. Затем, замерла на месте... и, вдруг, стремительно метнувшись вниз, сомкнулась на теле Коула, подняла его резким рывком к раскрытому рту и жадно запихнула внутрь.

   Челюсти сомкнулись и послышался хруст костей...

   Чудовище снова сглотнуло, а затем оглушительно заревело, вытянув вверх морду.

   Стоук свернулся клубком, сильно поджал ноги к груди, и закрыл руками уши. Его била сильнейшая дрожь...

 

 

22 часа 15 минут

 

   Он смог взять себя в руки только через несколько секунд.

   Что-то сильно грохнуло рядом и внезапно погас прожектор...

   Раздался дикий крик и топот ног...

   Дэвид осторожно поднял голову. Один из генераторов валялся в десяти метрах от него. Металлический корпус был сильно деформирован. Само чудовище стояло в пятнадцати метрах левее, выпятив вперед грудь, подняв морду и широко раздувая ноздри.

   Топот ног стал затихать и на границе света и тьмы мелькнула неясная тень.

   В туже секунду чудовище сорвалось с места и тяжелыми, но быстрыми шагами, двинулось в сторону удалявшихся звуков. За несколько секунд оно преодолело все расстояние и скрылось во тьме...

   Стоук приподнялся на локтях и прислушался.

   Тишина стояла не долго - внезапно, ее прорезал крик дикого ужаса и боли... Когда он стих, то Стоук с ужасом услышал все тоже жадное горловое урчание... а потом, громкий, протяжный рев...

 

 

22 часа 23 минуты

 

   - Стоук... Стоук... - рация внезапно ожила и из нее послышался, дрожащий от страха и прерываемый шумами, голос.

   Дэвид вздрогнул от неожиданности. Он не понял, кто вышел на связь - страх изменил голос человека до неузнаваемости.