Copyright © 2018  Все материалы данного сайта защищены законом об авторском праве. Использование материалов сайта и размещенных произведений допустимо только с письменного разрешения владельца.

Подпишитесь на мои новости в соцсетях:

  • Белый Instagram Иконка
  • White Vkontakte Icon
  • White Facebook Icon

Для навигации в мобильной версии используйте меню в правой верхней части экрана смартфона. 

   Пульс Стоука уже давно превысил все мыслимые пределы. Виски сдавила тугая, пульсирующая боль.

   Семь метров...

   Восемь...

   Веревку дернуло, и он немного просел вниз, раскачиваясь из стороны в сторону.

   Десять метров...

   Внезапно наступила тишина. Он не сразу это понял. А когда понял, то покрылся холодным потом...

 

 

23 часа 35 минут

 

   Стоук остановился и замер, прислушиваясь к звенящей тишине - снизу не доносилось ни звука. Слышался только тихий скрип, натянутой под его тяжестью, веревки. Чудовище затаилось где-то внизу и его не было видно из-за густой дымки, поднявшейся почти до самых ног Дэвида.

   Он осторожно наклонился вниз и стал всматриваться в клубящийся дым с едким, тяжелым запахом - было видно максимум метров на пять, дальше свет фонаря терялся, где-то в мрачной глубине. Стоук боялся шелохнуться и лишь тяжело дышал, выпуская в ледяной воздух облачка белого пара. Слева и немного ниже виднелась верхушка трона, вокруг которой тоже лениво клубился серый дым. Луч скользнул по ее тусклой золотой поверхности и снова растворился во мраке...

   Его нервы уже давно были на пределе, и только железная воля позволяла Дэвиду держаться и не впадать в отчаяние. Шум крови в ушах усилился и понемногу начал заглушать все остальные звуки.

   Было страшно... страшно до жути... Он болтался в воздухе, слегка покачиваясь, и с содроганием вновь чувствовал себя наживкой, на огромном крючке.

   Снова скрипнула веревка.

   Стоук поднял голову и посветил вверх - тонкая нить уходила в бесконечность и только она соединяла его с внешним миром.

   Снова скрип...

   Он перенес затекшую руку повыше и опять посмотрел вверх. Взгляд скользнул в темноту, потом по веревке и замер... сердце стукнуло еще пару раз и сжалось в тугой комок.

   Только не это...

   Он медленно опустил голову и посмотрел вниз - на веревку, на которой висел и конец которой терялся в серой дымке... ПРЯМО ПОД НИМ.

   Господи... я забыл поднять ее...

   Стоук покрепче сжал левой рукой жумар, а правой осторожно потянулся вниз.

   Рука дрожала от страха.

   Он постарался успокоиться.

   Вдох...

   Замерзшие пальцы коснулись веревки.

   Выдох...

   Рука сжала веревку и стала осторожно поднимать ее вверх.

   Вдох...

   Он перекинул веревку через шею, снова опустил руку и подтянул к себе следующую ее часть, снова перебросил через шею... Дыхание успокоилось. Стоук, виток за витком медленно и бесшумно, подтягивал веревку к себе. Пальцы закоченели и уже двигались с трудом... Наконец, Дэвид обмотал вокруг себя последний виток, немного откинулся назад, стараясь удержаться от вращения, и засунул руки в карманы куртки, почувствовав, как по ледяным пальцам побежало спасительное тепло. На секунду он прикрыл глаза...

   Лишь на секунду...

   И тут случилось неожиданное - веревка дернулась и внезапно просела на полметра, от резкого рывка фонарь вылетел из крепления и, сделав в воздухе несколько кульбитов, упал в снег, громко ударившись рукояткой о камни. Дэвид стремительно выдернул руки из карманов, судорожно схватился за веревку и замер, слегка покачиваясь из стороны в сторону.

   Фонарь чудом уцелел - он торчал из снега, продолжая светить вверх ярким лучом. Дэвид затаил дыхание, напряженно вслушиваясь в гнетущую тишину. Секунды, словно вязкая резина, превратились в бесконечность... Он осторожно огляделся и, вдруг... волосы на голове Стоука встали дыбом - в глубине дымки, с той стороны, куда был направлен луч света, сначала появился густой, темный силует, а потом из тумана вышло чудовище. Оно шло медленно, останавливаясь после каждого шага, внимательно вслушиваясь в тишину, и страшно, неестественными рывками, двигая головой...

   Находящейся на уровне ног Стоука.

   Человека и зверя разделяло не более пяти метров. Послышалось хриплое, приглушенное рычание. Зверь сделал еще два шага и снова остановился. Их разделяло уже не более двух метров - еще шаг и Дэвид смог бы дотянуться до него рукой.

   Чудовище подняло голову и повернуло ее в сторону человека...

   Свет фонаря освещал оскаленную морду снизу, но было отчетливо видно, забрызганную кровью шерсть, безобразные наросты на голове и огромную, полуоткрытую пасть, из которой вырывалось тяжелое, похожее на запах протухшего мяса, дыхание.

   Зверь медленно втянул в себя воздух и тут же шумно фыркнул, брызнув на Стоука мутной слюной, недовольно заурчал... снова попробовал втянуть носом воздух, но опять шумно выдохнул.

   Солярка перебивает запахи, догадался Дэвид, оно может только слышать... Он сильно сжал губы и стал осторожно дышать через нос - так было гораздо тише, но воздуха не хватало, и он чувствовал, что на долго его не хватит.

   Вдруг чудовище вытянуло морду в сторону Стоука, приблизившись почти вплотную к его коленям. Теперь их разделяло каких-то полметра. Дэвид побледнел от страха, кровь отхлынула от его лица, и он, почти теряя сознание, намертво вцепился в веревку.

   Из широких ноздрей мощно вырвался пар.

   Невидящие, абсолютно черные, как у тарантула, глаза, казалось, пристально рассматривают его тело, чтобы через миг жадно сожрать без остатка.

   Сердце замерло... Дэвид уже был готов дико заорать, но он не мог оторвать взгляд от огромной окровавленной морды и безумных глаз. Крик застрял, где-то посредине горла, а его глаза вылезли из орбит.

   В следующую миг, одна из клешней стремительно взлетела вверх и с громким щелчком захлопнулась всего в нескольких дюймах от ботинка Стоука... затем медленно опустилась вниз и из пасти зверя вырвался оглушительный, громовой рев, заполнивший собой всю пещеру. Чудовище развернулось, раздался слабый хруст фонаря и все погрузилось во мрак...

 

00 часов 15 минут

 

   Стоук пришел в себя только наверху. С трудом перекатился на спину и уставился в темное небо пустыми, безжизненными глазами... Он лежал в снегу. Буря почти закончилась и на небе появилась луна. Дэвид не помнил, как карабкался вверх по веревке, судорожно цепляясь за нее обмороженными руками и раздирая ладони до мяса, как сломанными ногтями вцепился в лед и вылез наружу, а потом быстро отполз от края и потерял сознание...

   Кожа на его лице висела клочьями, но он не чувствовал боли... теперь он вообще ничего не чувствовал... Дэвид перевернулся на живот и с трудом поднялся на колени.