- Ну, да. У нас. - Ощерился дед. - Ты, верно, думала, что один я, пень старый, здесь живу? Н-е-е-е-т, милая, тут у нас в каждом доме по уроду… - Старик вздохнул и снова неспеша, отхлебнул из чашки. В дрожащем свете свечи Зоя увидела, как озабоченно нахмурились его брови. - Да, толку-то… Не уберёг я род свой. Кто под землю ушёл, а кто по миру пошёл… Не живём мы здесь, девонька, - доживаем. Люд наш давно уже хоронится по гнилым подвалам да ходам. Видать век наш весь вышел - пора и честь знать…

   За окном из чёрной темноты заброшенных домов раздался протяжный вой. Он тоскливо прокатился по дворам и затих где-то в глубине безлюдной улицы. Метель закончилась. Медленно падал белый, пушистый снег.

   Зоя сняла очки и провела рукой по глазам. Чудовищно болела голова. На руках и на стёклах очков отчётливо были видны бурые пятна.

   - Ну, пора нам, девка, прощаться. - Неожиданно засуетился старик. - Извини, что здесь такое непотребство учинил. Неправильные люди были, гнилые совсем. Вот поделом и получили. А ты, доча, иди себе. Хорошая ты. Ничего не бойся. Мои тебя не тронут.

   Девушка нерешительно встала, оправила мятую юбку. Страх почти прошёл, но руки ещё дрожали. Она покосилась на изорванное тело Виктора Ивановича, видневшееся в луже крови за спиной старика.

   - Спасибо, что живой оставили. - Зоя облизала пересохшие губы. - Век помнить буду… - Она немного помолчала и робко спросила. - А, как дальше жить будете? Они вас в покое не оставят.

   Дед тяжело поднялся, пригладил пятернёй седые волосы. Немного наклонил голову и прищурил глаза, вглядываясь в сумрак за окном.

   - Нет нам больше здесь жизни: через месяц всех в бетон утрамбуют. Один путь - в город. - Черты лица старика на мгновение изменились, в них проступило что-то звериное. - Хоть напоследок кровушки вдоволь попьём. А там видно будет… Давай, иди, девка. Некогда мне с тобой лясы точить. - Он взял со стола огарок свечи и, неспеша, подошёл к Кириллу.

   Рохлин сидел в углу, поджав ноги. Побелевшие от напряжения, пальцы намертво впились в колени, от слёз вспухли и покраснели глаза.

   Старик присел перед мужчиной на корточки, поднял повыше свечу.

   - Ну, что, соколик, поговоришь с дедом?

   Зоя не хотела смотреть на то, что будет дальше. Она взяла со стола пухлую барсетку Кирилла, порылась в ней, достала ключи от машины. Осторожно, крепко зажмурив глаза, перешагнула через тело Виктора Ивановича и почти бегом бросилась в коридор, на ходу схватила с вешалки шубу.

   Голос старика остановил её на пороге.

   - Слышь, дочка, уезжай из города, если есть куда.

   Зоя выскочила на крыльцо и захлопнула дверь.

   На секунду остановилась, подставив разгорячённое лицо под холодный ветер, накинула на себя шубу и не застёгиваясь, побежала к калитке.

   На улице было темно и тихо.

   Девушка выпустила изо рта облачко пара и беспомощно огляделась.

   Вдали на холме виднелись огни большого города. Где-то там кипела жизнь, стремительно проносились машины, смеялись люди. В ветринах магазинов яркими искрами переливались разноцветные новогодние гирлянды…

   Тягучий скрип досок заставил её вздрогнуть и замереть на месте.

   На противоположной стороне, занесённой снегом, дороги, тянулись покосившиеся заборы, за которыми во тьме возвышались дома с покатыми крышами. Несколько досок, прямо напротив Зои, снова качнулись, раздался тот же неприятный скрип. Затем доски раздвинулись в стороны, с верхушки кустарника за забором посыпался снег и в образовавшемся проёме появилась безобразная оскалившаяся широким ртом морда. Глаза твари поблёскивали жёлтым. Она подалась вперед, шумно втянула плоскими ноздрями морозный воздух. Увидев девушку, тварь припала к земле, почти распластавшись на снегу, и зарычала хрипло и зло.

   Неожиданно мёртвая тишина ожила и наполнилась множеством звуков: по скату крыши, царапая когтями черепицу, ловко проползла, похожая на огромную кошку, чёрная тень, где-то осторожно скрипнула дверь, что-то заухало и заверещало…

   Оцепенение прошло только тогда, когда за спиной девушки раздались медленные, крадущиеся шаги. Зоя безумно вскинула руки и рыдая навзрыд бросилась бежать по заснеженной улице. Падая, снова поднимаясь и снова падая, больно сбивая ладони о замёрзшую корку льда.

   Уже подбегая к машине, она с ужасом услышала, как из темноты донёсся долгий, мучительный крик Кирилла…

Для навигации в мобильной версии используйте меню в правой верхней части экрана смартфона. 

Подпишитесь на мои новости в соцсетях:

  • Белый Instagram Иконка
  • White Vkontakte Icon
  • White Facebook Icon

Copyright © 2018  Все материалы данного сайта защищены законом об авторском праве. Использование материалов сайта и размещенных произведений допустимо только с письменного разрешения владельца.