— Товарищ майор, это Туманов. — Ярослав прижал к уху тяжелую угловатую трубку допотопного телефона: на диске аппарата кроме цифр виднелись еще и буквы для набора номера. Такими пользовались еще в далекие сороковые годы.

   — Яр! — Раздался из динамика громкий, недовольный голос Самарина. — Где тебя носит! Мало того, что тебя найти не могут, тут еще какой-то Мамаев твой телефон оборвал своими звонками.

   — Николай Степанович … — Постарался спокойно ответить Ярослав. — Тут такое дело…

   — Да знаю я уже все твои дела. — Перешел на свой обычный тон Самарин. — С твоей Катей и Лукиным поговорил, они мне все рассказали. Ты за Сергеича не беспокойся. Я его пока, по понятным причинам, забрать не могу, но с Лукиным обо всем договорился в лучшем виде.

   — А что Мамаев?

   — Ну и навел твой Мамаев здесь шороху… — Чуть слышно усмехнулся Самарин. — Шумел, жаловался на тебя, дескать тут люди пропали, скорее всего двойное убийство, а мы подозреваемого у него из-под носа увели и расследованию препятствуем, представляешь? В общем, пришлось немного присмирить этого джигита. Но сам понимаешь, на Сергеиче дело висит, факты и аргументы требуются. Только вижу я, что ты уже что-то накопал. Я прав?

   — Да, поэтому и звоню Вам. — Немного успокоился Ярослав. — Мне срочно нужен допуск на объект «Обнинск-2». На меня и на профессора Кантора.

   — Сделаю. Что-то еще?

   — Я Славика с машиной возьму. На наш склад быстро заедем и сразу в Обнинск махнем.

   — Хорошо, а что там?

   — Там прототип установки одной испытывали... в общем есть подозрения что все проблемы из-за нее. Если это так, то, надеюсь, что сможем пропавших медиков вернуть.

   — Думаешь они живы?

   — Не уверен… Но профессор подтверждает слова Тихонова про фантомный подъезд, а это уже два свидетеля.

   Яр услышал в трубке, как отчаянно заскрипело кресло под майором: так бывало всегда, когда Самарин не решался предложить ему дополнительную подмогу.

   — Тебе помощь понадобится? — Наконец процедил майор.

   — Нет, Николай Степанович, спасибо. Сам справлюсь. Сил вроде достаточно. Да и на объекте личный состав есть. Если что подсобят… — Туманов посмотрел на часы. Пора было заканчивать разговор с Самариным и… ему нужно было сделать еще один очень важный звонок. — Товарищ майор, надеюсь, что уже завтра смогу дать вам полный отчет по этому делу. На связь буду выходить по мере необходимости.

   — Добро, капитан. Ты давай там, поосторожнее… — Майор положил трубку.

   Туманов несколько раз нажал на рычаг телефона, пока в динамике не раздался непрерывный гудок, и набрал еще один номер.

   — Да. — Ответил взволнованный голос на другом конце провода.

   — Кать, это я.

   — О, Господи, Яр. — Затараторила Катерина. — Куда ты пропал? Я себе с утра места не нахожу. Как на иголках вся. Хорошо Николай Степанович позвонил, немного успокоил. Ты дядю Игоря видел? Как он?

   — Да, нормально он. — Поспешил прервать жену Ярослав. — Сам не видел, но позаботился, чтобы его пока не трогали... Хоть отоспится там вволю.

   — Типун тебе на язык. — Яр услышал, как та грустно вздохнула. — Он ведь не виноват, правда? — В голосе Катерины послышалось беспокойство.

   — Думаю, что нет. Сейчас, как раз, в область поеду, чтобы это выяснить.

   — Это не опасно?

   — Да нет, что ты. — Ярослав постарался сказать это, как можно более беззаботным тоном. — Только туда и обратно. Завтра уже дома буду.

   — Ну, хорошо. Целую тебя.

   — Целую.

   Яр положил трубку и вернулся на кухню к Кантору.

   — Ну, что, Дмитрий Соломонович, вы готовы?

   — А у меня есть варианты, молодой человек? — Гремя кружками в раковине, ехидно поинтересовался профессор.

   — Вариантов, к сожалению, нет. — Вздохнул Туманов. Его хмурый взгляд на мгновение задержался на окнах злополучного дома напротив: в одном из окон какой-то мальчуган с широкой улыбкой пускал из трубочки мыльные пузыри, а дети внизу безуспешно пытались их поймать. — Вариантов нет, товарищ Кантор. — Уже уверенно проговорил он. — Нам пора ехать…

 

***

 

   Дорога до Обнинска-2 заняла немногим более двух часов. Почти весь путь от Москвы они преодолели по Варшавке и, уже миновав сам Обнинск, через десяток километров свернули на серую бетонку без опознавательных знаков, ведущую куда-то вдаль в направлении темного лесного массива. Ехали молча, вяло покачиваясь на ухабах заброшенной дороги. Ярослав предпочел не обсуждать с Кантором деталей предстоящих действий, пока сам не увидит то, что их ожидает в подземной лаборатории… Да и сам этот город уже давно, но пока ненавязчиво, привлекал его интерес: Обнинск-2 хотели сделать довольно большим и успели построить несколько крупных объектов — гостиницу, лабораторию, магазин, котельную и еще пару служебных зданий, планировали школу и жилые дома, — а потом что-то пошло не так и все работы неожиданно заморозили, а сам город оставили недостроенным и под охраной… Яр чувствовал, что это было сделано неспроста, но вешать на себя еще одно расследование из чистого любопытства ему пока не хотелось…

   Еще в Москве Славик завез Туманова в неприметное двухэтажное здание, расположившееся на берегу Яузы, недалеко от старого, уже давно закрытого, цементного завода. Ярослав отсутствовал минут пятнадцать, и, когда он снова появился в дверях дома, то в его руке покачивалась объемная спортивная сумка. Он забросил ее в багажник служебной «Волги», и они продолжили путь.

   Туманов предпочел бы добраться до места засветло, но, к сожалению, не получилось и к мрачному лесному массиву они подъезжали уже в сумерках. В лесу дорога изменилась, широкие бетонные плиты уступили место ровному асфальту, и машина легко заскользила между стволами высоких деревьев.

   Через пару минут в свете фар показался небольшой «скворечник» КПП, на крыше которого примостился одинокий глаз прожектора. Периметр объекта густо ощетинился струнами колючей проволоки, туго натянутой по частоколу из высоких бетонных столбов.

   Славик осторожно подъехал ближе, и «Волга» остановилась в метре от шлагбаума в красно-белую полоску, надежно перекрывшего дальнейший путь. Большой знак «СТОП» по центру перекладины и надпись «Глуши мотор», выглядели зловеще.

   Славик повернул ключ зажигания и наступила тишина.

   Кантор нервно кашлянул и заерзал на сиденье.

   — Не волнуйтесь, Дмитрий Соломонович, документы проверят и дальше поедем. — Негромко сказал ему Ярослав.