- Вы абсолютно правы, товарищ Туманов! Абсолютно! - Шангин нетерпеливо взмахнул руками. - Но природа - мудрая штука. На любое действие она всегда находит противодействие. Представьте себе, это существо выделяет особый секрет, который и нейтрализует все эти фантастические, не побоюсь этого слова, свойства паутины. И для него она становится абсолютно безвредной. Нам еще предстоит изучить все свойства этого состава, но поверьте мне, нас еще ждет масса неожиданных открытий. Представьте себе, как изменится…

   - Анатолий Федорович, - Прервал его Самарин, - прошу вас не отвлекаться от темы и говорить строго по существу.

   - Да, да, конечно… Так вот… Теперь о контейнере, который вы, Ярослав, извлекли из стены тоннеля. Вот это… ЭТО и есть самое главное во всей истории! Во-первых, он сделан из неизвестного нам материала. А во-вторых, его технологии … в общем на земле такими никто не владеет! Мы думаем, что контейнер был своего рода «холодильником». И он открылся под воздействием пока непонятных нам факторов.

   — Вот те раз… - в глазах Туманова мелькнула хулиганская искорка. – Выходит, мы пришельца отловили?

   - Именно так! – Снова возбужденно затараторил Шангин. – Вы даже не представляете, Ярослав, какие там технологии! К такому уровню мы лет через сто только начнем подходить. Я…

   - Прошу внимания, товарищи. – Снова прервал его Самарин. – Технологии технологиями - этим уже другие займутся. А наша задача - определить степень опасности, которую представляют данного рода объекты и нейтрализовать ее. Вот из этого и давайте исходить… Если мы ничего не знаем о его происхождении, то что вы можете сказать о том, откуда оно вообще в метро появилось?

   Внезапно на столе Самарина пронзительно зазвонил телефон. Майор взял трубку. Внимательно выслушал. Лицо его помрачнело.

   - Слушаюсь, товарищ генерал. Немедленно отправляю сотрудника. – Самарин положил трубку и озабоченно посмотрел на Туманова. – Выезжай, капитан. На Знаменской новое ЧП…

 

                                                           ***

 

   Когда Туманов вернулся на «Знаменскую» его снова встретил Егоров. Лицо старлея было совсем серым от недосыпа, под глазами темнели нездоровые круги.

   - Что нового-хренового? - Стоя на подрагивающем от натуги эскалаторе, без тени шутки поинтересовался Яр.

   - Гутермана не смогли найти после того, как он из тоннеля сбежал. Некоторое время не до него было, пока с поездом разбирались, а потом озаботились, когда помощь потребовалась… Нет мужика. - Старлей развел руками. - Как сквозь землю провалился. Снова перегон прочесать решили и обратили внимание на служебный проход. Его частично обломками поезда завалило, поэтому мы его при первом осмотре и не заметили… Сунулись было туда, да одному нашему по глупости чуть башку не срезало. Ну и решили без вас не лезть.

- Правильно решили, а вот Гутермана найти живым шансов мало, если он действительно в этот проход нырнул.

   Внизу их уже встречал Нечаев.

   - Думаешь, еще один? - Сходу взял инициативу Туманов.

   - Возможно. - Хмуро отозвался майор, он тоже выглядел уставшим. - Гутерман мог только в той дыре сгинуть. Больше негде.

   Яр окинул взглядом станцию. В дальней нише уже не было носилок. Не сверкали вспышки фотоаппаратов. Криминалисты тоже закончили работу, а вместо них сновал технический персонал и медики.

   - Поезд уже отогнали в ближайшее депо. - Продолжал майор. -  Разобрали завалы внутри перегона, но из-за Гутермана я тормознул дальнейшие работы. Тебя ждали.

   - Что известно про этот служебный проход?

   Нечаев кивнул старлею.

   — Это коридор в обычный рост, товарищ капитан. - Присоединился к разговору Егоров. - Между двумя направлениями проходит. Используется только обходчиками при необходимости. Там еще выход в воздушную шахту есть. На поверхность.

   - Снаружи осмотрели?

   - Да. Все решетки целы. Повреждений нет.

   Они уже подошли к концу платформы. Ярослав осмотрелся. Потом весело посмотрел на Егорова.

   - Ну, что, старлей, повторим подвиг?

   - Не проблема, товарищ капитан.

   — Вот и отлично… Возьми рацию с фонарями и сразу спускаемся - Ярослав взглянул на Нечаева. - Шашки сигнальные, которые мы ночью использовали от паутины, воякам еще не успели вернуть?

   - Нет. Три ящика еще здесь.

   - Егоров! - Крикнул он вслед старлею. - Сигнальных шашек с десяток еще захвати.

 

                                                           ***

  

   Служебный проход представлял собой небольшой темный тоннель, уходящий вглубь стены перегона. Бетонная прямоугольная арка больше напоминала собой вход в склеп, чем технический тоннель. Сходство со склепом еще больше усиливалось тем, что справа от арки красовался небольшой крест, намалеванный белой краской. Таким образом кто-то из техников пометил разводку силовых кабелей.

   Сейчас напряжение было отключено и Яр без опаски взялся рукой за толстенный провод и осторожно поднялся на первую ступень прохода. На какое-то мгновение ему показалось, что тот дышит: тугие потоки холодного воздуха ритмично пульсировали в его глубине. Яр замер и посветил лучом фонаря в темную глубину. Тоннель шел не перпендикулярно путям, а под углом градусов тридцать. Паутины пока видно не было.

   - Майор… мы на месте. - Негромко проговорил он в рацию. – Сейчас заходим… Как понял? Прием.

   - Принял. Слышу хорошо. На связи.

   Ярослав убрал рацию и фонарик в карманы, вытащил из наплечной кобуры пистолет и привычным движением передернул затвор. Зажег сигнальную шашку. Она зашипела, извергая фонтаном пламя, и ярко-белый свет запрыгал по голым стенам узкого перехода.

   Он медленно двинулся по коридору, старательно и осторожно нащупывая факелом невидимые нити. За спиной, в паре шагов, осторожно крался старлей. Впереди, по правой стороне, замаячил контур широкого входа в вентиляционную шахту.

   Ярослав преодолел метров семь, когда неожиданно раздался резкий свист лопнувшей паутины. Он замер, и поднял руку, Егоров тоже остановился как вкопанный. На сером бетоне в мерцающем свете факела, влажно поблескивали узкие, чуть заметные дорожки зеленоватой слизи.

   Они были повсюду, петляли, завивались в спирали и снова переходили в прямые линии, сходясь в направлении темной арки вентиляционной шахты.

   Сквозняк доносил запах гнили. От мысли, что они сейчас лезут в самое логово огромного насекомого, шевелились волосы. Туманов крепче сжал пистолет и снова двинул вперед.

   В проеме тоннеля мелькнула оболочка второго кокона. Она свисала с потолка, а из разорванной нижней части капала зеленая слизь, собираясь в большую, светящуюся лужу.