***

  

   То, что он увидел дальше, заставило его буквально застыть на пороге с полуоткрытым от удивления ртом. В первое мгновение Яр даже не поверил своим глазам — он ожидал увидеть здесь все, что угодно, но только не ЭТО…

   Технический этаж башни нельзя было назвать «подвалом» в обычном смысле этого слова — он скорее напоминал собой производственный цех. Внушительных размеров пространство с трехметровыми потолками было заполнено мрачными массивными установками с гудящими моторами, упрятанными под длинные сетчатые кожухи. От установок к бетонному потолку, словно чудовищные щупальца, тянулись жестяные короба грязно-серого цвета.

   Но его поразило совсем другое…

   Хотя в помещении и не было света, но все видимое пространство «подвала» пронизывали яркие голубые вспышки молний. Тонкие нити стремительно вспыхивали во тьме на доли секунды и исчезали вновь, оставляя за собой едва различимый призрачный след. Они были повсюду — змеями струились по стенам… перебегали на бетонное основание… словно паутиной опутывали, гудящее от натуги, оборудование… с тихим потрескиванием мелькали в воздухе…

   Яр несколько раз крутанул выключатель на стене, но свет не включился и «подвал» так и остался погруженным во мрак. Все пока складывалось, как в банальном ужастике. Он тяжело вздохнул и переступил порог…

   — Что за хрень? — Из-за спины Ярослава донесся немного ошалевший голос старлея. Он спустился следом за капитаном и сейчас стоял рядом с дверью, не решаясь зайти внутрь.

   Туманов молчал, настороженно ощупывая взглядом жутковатое помещение. То, что здесь происходило что-то неладное, ему стало понятно и с первого взгляда — вряд ли это была обычная рабочая обстановка. Но делать выводы пока было рано, сначала нужно осмотреться.

   Яр осторожно двинулся вперед, продолжая внимательно вглядываться в сумрак «подвала».

   Обогнув ближайшую из установок, он, наконец, смог разглядеть противоположную стену — ее гладкая поверхность виднелась метрах в десяти прямо перед ним.

   — Товарищ капитан, — Донесся от двери нерешительный голос Павлова. — А мне как? Здесь оставаться или с Вами?

   Яр остановился и огляделся:

   — Там пока стой… Будешь нужен — позову.

   Он еще и сам толком не понимал в какую сторону идти дальше — вспышки молний виднелись во всех направлениях. В воздухе ощущался непривычный запах озона…

 

***

  

   Неожиданно, слева мелькнуло что-то серое.

   Яр замер, но тут же стремительно развернулся, одновременно выхватывая из кобуры пистолет. Его глаза напряженно всматривались в полумрак в поисках источника движения.

   На лбу выступили капли холодного пота.

   Показалось?

   Нет… Вряд ли…

   В отблеске молний Ярослав точно что-то видел. И это что-то явно не хотело выходить на свет, а предпочитало оставаться в тени…

   — Эй, Павлов! У тебя табельное при себе?

   — Да, товарищ капитан.

   — Это хорошо… Давай-ка смотри в оба, а я еще вперед пройдусь…

   Только сейчас он заметил, что за дальней установкой отблески молний вспыхивали значительно чаще и ярче. И именно в том направлении так стремительно скрылось загадочное нечто.

   Туманов сделал несколько шагов вперед, но тут же резко остановился — звуки работающих моторов внезапно стихли и наступила тишина, прерываемая лишь жутковатым потрескиванием молний.

   В этой неожиданной тишине ощущалось что-то мрачное и гнетущее…

   Он бросил быстрый взгляд в сторону Павлова — голова и часть туловища старлея виднелись сквозь просветы между толстыми коробами установок. Тот похоже высматривал его в темноте, сжимая в согнутой руке служебный «Макаров». Яр порадовался, что у того хватает ума пока не задавать лишних вопросов.

   Откуда-то со стороны стены неожиданно появилась и стала медленно разливаться по бетону молочная пелена. Она быстро заполнила собой все пространство между машинами и поползла в сторону Ярослава. Приблизившись к его ногам, она поднялась по голеням, словно пробуя того на вкус, но внезапно остановились и вновь опустилась к самому полу. Внутри нее что-то извивалось и пульсировало…

   Капитан немного помедлил, рассматривая клубящуюся дымку, но через мгновение снова решительно двинулся вперед.

   Он шел осторожно, под его подошвами чуть слышно похрустывал песок и мелкие камешки…

   Еще несколько шагов и он оказался у цели.

   — Вот же старый пень… — С досадой прошептал себе под нос Яр, когда, наконец, увидел то, что скрывалось за корпусом притихшей махины.

   Метрах в семи от него, в самом низу стены, зиял, ощерившись неровными краями бетона, пролом. Совершенно непонятно, как Архипычу удалось справиться с такой титанической работой, но рядом с широкой полостью среди кусков отколотого бетона виднелся лом и массивная кувалда. Все пространство вокруг пролома ярко вспыхивало голубыми искрами — к нему, словно к магниту, со всех сторон тянулись десятки причудливых искрящихся зигзагов. Да и белая дымка внутри пролома была значительно плотнее. Она клубилась и выплескивалась из его глубины, словно это была не дыра в стене, а большой котёл, внутри которого кипело неведомое зелье…

   А это что?

   Ярослав замер на месте.

   На мгновение среди пелены мелькнул какой-то предмет.

   Яр подошел ближе и всмотрелся в бурлящую дымку.

   Этого не может быть!

   На самом дне полости отчетливо проступили контуры плиты, о которой говорил Шаров. Голубые молнии, словно жилы, обвивали черный камень и пульсировали на его поверхности, испещренной неведомыми древними символами.

   Ярослав осторожно огляделся.

   С камнем можно было пока повременить, а вот неведомую «зверюшку» лучше бы отыскать… Да поскорее.

   — Старлей, ты там еще?

   — Да, товарищ капитан. — По дрогнувшему голосу Павлова было ясно, что тот уже начал серьезно нервничать. Но Яр понимал, что любой бы на его месте вел себя точно так же.

   — Ты вот что, старлей… Давай-ка сейчас к нашему режиссёру дуй. Пусть срочно моего водилу у входа найдет и живо обратно идет вместе с ним... Понял?

   — Понял, товарищ капитан.

   Яр услышал, как Павлов опрометью бросился в сторону выхода.

   Вот только в ту же секунду воздух потряс оглушительный удар со стороны двери, а следом за ним раздался жалобный возглас старлея.

   Ярослав обернулся к выходу, но тут же замер, покрывшись с ног до головы ледяным потом — в трех метрах от него в тени короба притаилось жуткое существо.

   Со стороны Павлова больше не доносилось ни звука и Яр понял, что решать возникшую проблему ему, как обычно, придется в одиночку…

   Существо приглушенно зарычало и сдвинулось с места. Припав к полу, оно изогнуло спину и медленно вылезло наружу.

   В ярких вспышках молний перед Тумановым возникла Балашова!

   Всем своим видом она напоминала призрака. Ее было трудно узнать. Мокрые волосы слиплись и свисали на мертвенно-бледное лицо женщины неряшливыми космами, из-под которых на Яра с нечеловеческой ненавистью уставились два, мерцающих красным, глаза. Одежда, в которой капитан видел ее в палате, промокла до нитки и прилипла к телу, словно влажная простыня. Экстрасенс, совсем по-звериному, пригнулась к полу, расставив обнаженные локти и, казалось, изготовилась к прыжку.

   Снова послышалось приглушенное рычание.

   Ярослав немного отступил назад все еще не решаясь наставить пистолет на изменившуюся, до неузнаваемости, Балашову.

   Но только сейчас он разглядел и еще кое-что, от чего ему стало совсем уж не по себе — при каждой вспышке молний кроме Балашовой он видел и другое существо. Оно, словно эфемерный кокон окутывало тело женщины и выступало за его пределы, проявляясь лишь на мгновения. Но и этих мгновений было вполне достаточно для того, чтобы Яр узнал эти очертания…

   Это была ОНА!

   Старуха из студии!!!

   И именно ее капитан видел на пленке…

   Огромная голова призрака в два раза превышала размеры головы Балашовой.

   А руки и ноги…

   Балашова НЕ КАСАЛАСЬ ладонями пола! Она словно парила над ним. Но там, где должны были находиться ладони женщины, в мерцающем свете молний отчетливо виднелись широкие лапы призрачного чудовища.

   Старуха начала подниматься, а вместе с ней, словно тряпичная кукла жутко поднималось и безвольное тело экстрасенса.

   Вот она полностью встала на ноги…

   Распрямила спину…

   Ярослав в растерянности наблюдал за движениями призрака.

   Он сделал шаг в сторону Балашовой, но тут же неведомая сила отбросила его назад и безжалостно впечатала в корпус одной из установок. Пистолет с грохотом вылетел из его руки и отлетел далеко в сторону. Руки и ноги больше не подчинялись ему — они были словно скованы невидимой паутиной.

   А тем временем призрак страшной старухи уже поднялся во весь рост. В ней было не менее двух метров. Обнаженные, покрытые застывшей грязью, ступни Балашовой жутко парили над бетонным полом… В следующее мгновение чудовище подошло к мерцающему камню и встало спиной к стене. Камень вспыхнул с новой силой, озарив богомерзкий силуэт зловещим светом.

   А затем… затем раздался звук хрустящих костей и рвущейся кожи. Прямо на глазах тело Балашовой стало удлиняться, растягиваясь на уже четко проступившие призрачные контуры.

   Ярослав беспомощно смотрел на это жуткое преображение.

   Из перекошенного рта женщины вырвался оглушительный крик боли, ее глаза вылезли из глазниц, а пальцы рук и ног неестественно скрючились, подобно когтям хищной птицы…

   Вдруг из стены, позади призрака, появилось серебристое облако. Оно лишь на мгновение зависло в воздухе, а затем стремительно метнулось к чудовищу и стало обвивать его тело. В одно мгновение серебристые вихри крепко сдавили конечности монстра и отдернули его в сторону, открыв доступ к камню.

   И в туже секунду Ярослав почувствовал, что его тело свободно. Он вскочил на ноги и бросился к пролому. Схватив в руки тяжелый лом, капитан замахнулся и что есть силы ударил им в центр дьявольского камня. Раздался оглушительный грохот и Яр потерял сознание…

 

***

  

   — Ну, что, герой, пришел в себя? — Самарин довольно улыбался, поглядывая на усевшегося за стол капитана.

   — Да… Долбануло, так долбануло… — Туманов вяло улыбнулся в ответ: в отличие от майора, у него не было особых причин для радости. — Кто ж знал, что эта фигня и через лом достанет?

   — Можно подумать, тебя это остановило бы? — Усмехнулся Самарин. — Славику своему спасибо скажи… если бы не он, то еще неизвестно, чем бы твое геройство закончилось.

   — А с Балашовой что? — Тихо спросил Яр.

   Лицо майора помрачнело.

   — А вот Веру Анатольевну нам, к сожалению, спасти не удалось…

   В наступившей тишине стало слышно, как за окном по карнизу вяло барабанит дождь.

   — Сгубила ее проклятая старуха… — Продолжил со вздохом Самарин. — Да и тебе с твоим опером недоделанным, судя по всему, там полагалось остаться — Славик с Шаровым никак дверь открыть не могли пока ты плиту эту не разбил… Я вот одного не пойму, Яр, как тебе…

   В этот момент в дверь постучали, и майор оборвал фразу.

   На пороге кабинета Самарина, подслеповато щурясь, появился Шангин.

   — Заходи-заходи, Анатолий Федорович. — Майор махнул ему рукой. — Давай-ка присаживайся и поведай нам, что раскопал…

   Шангин без долгих церемоний уселся рядом с капитаном и сразу перешел к делу.

   — Я сегодня, товарищи, с самого утра из архивов не вылезал. И, знаете ли, не зря! — В глазах ученого заплясали уже знакомые всем задорные огоньки. — Есть много баек про Останкино, но большей частью все это сплошные выдумки. Я же искал документы… И я их нашел! Представляете?! Начнем, пожалуй, с того, что это место на протяжении столетий считалось проклятым.

   — И такие документы тоже есть? — Усмехнулся Туманов.

   — Н-нет… — Немного смутился эксперт и строго посмотрел на шутника. — Таких документов, конечно, нет — товарищ Грозный в свое время поспособствовал… Но разные источники все как один утверждают, что в этих краях с незапамятных времен существовало место для жертвоприношений… — Шангин примолк и обвел всех таинственным взглядом. — А как мы все знаем, такие места не обходятся без алтаря… пусть даже и самого примитивного.

   — Уж не хотите ли вы сказать, — Внезапно оживился Самарин, — что камень из подвала башни и есть тот самый алтарь?

   — Не совсем так… Я думаю, что это лишь небольшая его часть... А его, так сказать, магическим свойствам есть, возможно, весьма оригинальное историческое подтверждение.

   Эксперт немного подался вперед и все невольно сделали тоже самое.

   — Существует легенда о некоем перстне с символом мироздания… Якобы заморские купцы везли его в подарок Ивану Грозному. Но в лесах Останкино на них напали люди опричника по имени Орн... История, конечно, путанная, но все сводится к тому, что Орн надел этот перстень на свой палец и сразу умер, а может быть исчез… доподлинно это не известно.

   — И что? — Непроизвольно вырвалось у Самарина.

   — А то, что Орна считали колдуном и он перекопал все землю в Останкино в поисках древних талисманов. Вполне возможно, что не было никакого перстня, а Орн нашел этот древний алтарь... А после его внезапной смерти, его люди попросту зарыли это место от греха подальше, да байку выдумали… Ну, это я так, к слову. Уж очень это все с нашим камнем вяжется… — Шангин снова выпрямился на стуле. — А вот теперь по фактам… Отыскал я очень интересный документик. Это доклад сотника Прокопа Веригина своему голове от 2 октября 1565 года.

   — Какого года? — Уставился на него Самарин.

   — 1565-го. — Невозмутимо повторил эксперт и продолжил. — Так вот, в своем докладе этот Прокоп описывает один жуткий случай, который произошел с ним и двумя его сотоварищами по пути в Москву через Останкино. Проезжая мимо свежих могильников, они увидели ведьму и погнались за ней. Стрельцы настигли ее в землянке и казнили… Только вот сразу поняли свою ошибку — не ту они порешили. Оказывается, в землянке той отшельницами жили две сестры. Одна с детства слепая, да убогая была, а вторая колдовством да порчей промышляла… Ведьма эта в погреб забилась, а стрельцам за ней уж очень боязно было спускаться. Так они подпалили эту землянку вместе с ведьмой и дальше поехали…

   Ярослав удивленно присвистнул:

   — Так вот значит откуда эта тварь взялась…

   — Вы, Ярослав, абсолютно правы. — Закивал головой Шангин. — Именно с тех пор и стали в Останкино происходить все эти ужасные вещи… Так сказать, неспокойный дух и древний камень соединились вместе… Кстати, вполне возможно, что и землянка эта неспроста там стояла. Ее могли и над алтарем вырыть…

   — Ну, хорошо, — Задумчиво покачал головой Туманов, — с этим понятно… Но, все же, как вы объясните дальнейшие события?

   Шангин чуть заметно усмехнулся.

   — А вот здесь мне очень Балашова помогла…

   Поймав на себе недоуменный взгляд собеседников, Шангин поспешил продолжить.

   — Дело в том, что Балашова была экстрасенсом в самом широком смысле этого слова... И так совпало, что она каким-то образом смогла пробудить дух ведьмы, а разряды молний подпитали энергией камень в основании башни…

   — А Сатин, Орн… Шереметьев, наконец? — Не унимался Туманов.

   — Ну, Орн, думаю, к этой цепочке событий не имел прямого отношения, кроме того, что случайно нашел злополучный камень и за это поплатился… А вот Сатин, да… Как вы помните, при Иване Грозном это место было сплошным могильником… Я уверен, что это и привело к первому пробуждению духа ведьмы… Что касается графа Шереметьева, то в этом случае мне пришлось немного покопаться в истории… — Шангин сосредоточенно полистал свой, видавший виды, блокнот. — Все вы, конечно, слышали о графе Калиостро. Кроме того, что он был авантюристом, он был еще и уникальным медиумом… Известно, что граф побывал в России в 1779 году. Тогда же он очень близко сошелся с Шереметьевым, но попал в опалу к императрице Екатерине Алексеевне… Но вот, что интересно, Калиостро умер в 1795 году. Поговаривали, что он специально инсценировал свою смерть по вполне понятным политическим мотивам… И я склонен этому верить. И вот почему… Доподлинно известно, что в начале 1803 года у Шереметьева в Останкино инкогнито гостил некий медиум, а после его отъезда и началась вся эта мрачная история с женой графа Прасковьей Жемчуговой и крепостными актрисами… Я очень сильно подозреваю, что этим таинственным инкогнито мог быть не кто иной, как наш дорогой граф. И думаю, что именно он пробудил дух ведьмы второй раз…

   Эксперт умолк, поглядывая на всех с довольным видом.

   — А я вот думаю, уважаемый Анатолий Федорович, что у Вас, нестыковочка одна имеется. — Ехидно заметил Самарин. — Зачем старуха предупреждала-то всех? Очень это не вяжется с ее «буйным» нравом.

   Шангин улыбнулся, искоса поглядывая на Туманова, который уже несколько минут сосредоточенно хмурил брови.

   — А вот я уверен, что товарищ капитан уже знает ответ на этот вопрос.

   Ярослав удивленно взглянул в глаза Шангину, но тут же хлопнул себя ладонью по лбу.

   — Вот блин! — Он недоверчиво усмехнулся, словно еще не до конца уверенный в своей догадке. — Как же я сразу не сообразил?

   Теперь уже оба подчиненных разглядывали Самарина с хитрыми физиономиями.

   Тот недовольно поморщился:

   — Может и меня просветите, наконец?

   — Конечно, Николай Степанович. — Снова стал серьезным Шангин. — Все дело в том, что в Останкино обитают два духа.

   — Два? — Искренне удивился Самарин.

   — Да… Обе сестры… — Продолжал эксперт. — До нас дошло имя только одной из сестер. Именно она безвинно погибла от рук стрельцов… Ее звали Агафья.

   Самарин помолчал, что-то прикидывая.

   — Ну, что ж, — Наконец произнес он. — Думаю, что в этом деле все встало на свои места. Только, вот, Яр… объясни мне, пожалуйста, как тебе удалось с призраком справиться? Шансов ведь у тебя никаких не было.

   — Я и сам, товарищ майор с тех пор, как в себя пришел, все голову над той загадкой ломаю… Да по всему выходит Агафья мне помогла… — Ответил Яр и уже тише добавил. — Спасибо бабке…

 

P.S.

 

   Камень из подвала Останкинской башни был передан в закрытое хранилище КГБ. А вот дух блаженной Агафьи, по многочисленным свидетельствам сотрудников телецентра, продолжает являться до сих пор, но ничего дурного он им не делает — не зря ведь ее имя означает «добрая»… На этом Дело № 1490 официально было закрыто…

 

-------

Авторы: Евгений Гришин, Георгий Немов

Редактор: Екатерина Сазонова

Права на озвучку: Андрей Балдук