Наступило тягостное молчание. Виктор Иванович поглядывал на деда нехорошим взглядом. То не оставался в долгу - чёрные глаза зло зыркали в ответ из-под густых, нависших бровей. Взгляд старика уже не был добрым, наоборот, в нём появилось что-то хищное и нелюдимое…

   Тягостную тишину прервали короткие трели звонка из кожаного портфеля Виктора Ивановича. Мужчина нехотя оторвал взгляд от старика, и пошарил рукой в глубине портфеля, достал телефон, прижал к уху.

   - Да, слушаю. - На его лице появилось раздражение. - Нет. В процессе. - Он поднялся и неторопливо направился в коридор, поскрипывая половицами. - Да, показали… Ничего… Думаю. - Скупые, короткие фразы долетали уже из глубины коридора. На некоторое время наступила тишина. - Да, понял... Хорошо… под вашу ответственность.

   Он вернулся в комнату и уселся на стул перед стариком. На его неприятном лице заиграла плотоядная улыбочка. Глаза смотрели нагло и бесцеремонно.

   - Мирон Елизарович, - как ни в чём не бывало начал он, - как мне кажется, мы сможем решить эту… м-м-м… неприятную ситуацию и сгладить, так сказать, все острые углы без участия суда.

   На лице Зои мелькнуло удивление, но глаза старика продолжали смотреть хмуро и настороженно.

   - Мы хотели бы предложить вам, - Виктор Иванович опустил руку в портфель и извлёк наружу внушительную пачку купюр, перетянутых зелёной канцелярской резинкой, - дополнительную компенсацию за вызванные неудобства, связанные с переездом. Здесь, - он указал пальцем на пачку в своей руке, - сто тысяч рублей. Поверьте, это очень приличная сумма за… скажем так, одолжение с вашей стороны. - Мужчина положил деньги на стол перед стариком. - Мы будем очень признательны вам, если примите наше предложение.

   Старик не притронулся к пачке. Он продолжал неподвижно сидеть на стуле, и лишь желваки туго и зло ходили по его широкой челюсти.

   - Возьмите деньги. - Виктор Иванович слегка подтолкнул пачку ближе к старику, - Ну же, не стесняйтесь. - Он помолчал, внимательно разглядывая деда, но что-то настораживало его в этом угрюмом молчании. - Мирон Елизарович, ау! Вы меня слышите? Возьмите деньги.

   Казалось, что старик его не слышит.

   - Ну-у-у.. так не пойдёт, дорогой вы наш… Не будем мы в молчанку играть… и вам не дадим. - Мужчина сделал вид, что ненадолго задумался и неторопливо потёр выбритую щёку. - Знаете что? Наверное, мы сделаем так: я добавлю к этой сумме ещё столько же. И вы соглашаетесь… Идёт?

   Неожиданно старик с шумом упал на колени. Из его груди вырвались тяжёлый, надрывный всхлип.

   - Касатики-и-и-и, родненьки-и-и, не губи-и-и-те! Христом богом прошу. - Запричитал он взахлёб дурным голосом и схватил Виктора Ивановича за локоть. Тот стал брезгливо вырывать руку. На щеке старика появились сопли, он наотмашь смахнул их рукавом. - Родные, род… родные вы мои… Оставьте мне дом. Умру я без него. - Виктор Иванович, наконец, оттолкнул деда. Тот упал на пол, но сразу поднялся и протянул сморщенные ладони к участковому. Лейтенант поспешно вскочил на ноги, и оторопело попятился к стене. - Ей богу сдохну в одночасье… Не берите грех на душу. Пожил я уже достаточно. Дайте спокойно умереть в своей постели…

   - Совсем, дед, сбрендил? - Прервал его грубый голос Виктора Ивановича. Старик замолк и всхлипнул. У Зои защемило сердце при взгляде на его лицо: седые волосы слиплись от слёз и превратились в густые космы, глаза покраснели, губы дрожали. - Бери деньги. Тебе на пару лет хватит. Хоть сдохнешь, как человек.

   Старик медленно поднялся с пола, неуверенно опираясь о стул обеими руками. Хрипло откашлялся в кулак. Вытер ладонью слёзы.

   - Пойдем-ка, дед, поговорим с глазу на глаз. - Виктор Иванович похлопал его по спине и бесцеремонно направился в сторону приоткрытой двери в соседнюю комнату. На ходу он подмигнул Кириллу.

   Мирон Елизарович тоскливо ссутулил плечи и обречённо направился вслед за ним. Скрипнула, закрываясь, дверь. В комнате наступила тишина.

   Зоя открыла сумочку и достала телефон. Неоновые цифры показывали четверть восьмого. Алексей Иванович нервно покусывал губу и сосредоточенно рассматривал тонкое обручальное кольцо на своём безымянном пальце.

   - Ух-х-х… - Выдохнул Кирилл, театрально вытер лоб и с улыбкой оглядел Зою и лейтенанта. - Ну и задал дед жару! Я уж думал, его кондратий хватит… - Он покачал головой. - Силён старик. Прям артист! Но, ничего, Виктор с ним справится.

   Из-за закрытой двери донеслись приглушённые голоса.

   - Что-то волнуюсь я за старика. Как бы скорую не пришлось вызывать. - Зоя скосила глаза на дубовую дверь и вздохнула. Потом посмотрела в глаза Кириллу. - Квартиру город ему не даст? Так ведь?

   - Зоечка, милая, - тот зевнул, - уж вы-то, лучше всех в этом городе, должны понимать, как обстоят дела с жильём. Многодетные годами очереди ждут. А тут - старик из берлоги. - Кирилл гадко ухмыльнулся. - Поставит подпись, и запихнут его к алкашам на отшибе. Через год, поди, ласты склеит.

   Метель на улице усилилась, сквозь ставни слышались тоскливые завывания ветра.

   - А остальные? Их куда пристроили?

   Кирилл тоже покосился глазами на дверь, на его лице на мгновение промелькнуло озабоченное выражение.

   - Остальные… - Он рассеянно поскрёб пятернёй затылок. - Да, не было особо остальных - всего-то три калеки на деревню. Дома уже давно пустуют... Дачники здесь не прижились - участки почти даром сбросили, да ещё и благодарили. А оставшихся стариков мы по домам престарелых распихали. Вот и все дела… Только, Зоечка, - Кирилл внимательно посмотрел на девушку, его взгляд стал цепким и жёстким, - я вам этого не говорил. Для печати - все белые и пушистые. Вы меня поняли?

   - Да, конечно, Кирилл. - Зоя не смогла выдержать его взгляд и опустила глаза, нервно до боли прикусив губу.

   - Вот и отлично! - Кирилл тоже посмотрел на часы. - Что-то заболтались наши голубки. Пора бы уже и по домам… - Он без стеснения потянулся. Хрустнули суставы. - Эх, сейчас приеду и в баньку. А потом по холодненькому пивку… Зоечка, Алексей Николаевич, а давайте-ка вместе со мной! Парку поддадим после морозца, венички дубовые запарим. А еще у меня кресло массажное есть - недавно знакомые отблагодарили. Десять минут в нём и…

   Кирилл оборвал фразу на полуслове.

   Из-за закрытой двери внезапно послышались звуки возни…

   Затем что-то упало.

   Кто-то зло выругался тяжёлым матом.

   Всё внутри Зои похолодело от нехорошего предчувствия, во рту стало горько и противно.

   Участковый вскочил со стула и бросился к двери комнаты, Кирилл поспешил следом, неуклюже зацепив на ходу одну из чашек на столе. Раздался звон бьющегося стекла. Осколки веером разлетелись по полу кухни.

   Но дверь открылась раньше, чем они подбежали к ней. На пороге стоял Виктор Иванович, на его лице играла странная, но довольная улыбка, правой рукой он бережно засовывал в карман пиджака, сложенный вчетверо лист. На костяшках его руки зловеще алели капли крови.

Для навигации в мобильной версии используйте меню в правой верхней части экрана смартфона. 

Подпишитесь на мои новости в соцсетях:

  • Белый Instagram Иконка
  • White Vkontakte Icon
  • White Facebook Icon

Copyright © 2018  Все материалы данного сайта защищены законом об авторском праве. Использование материалов сайта и размещенных произведений допустимо только с письменного разрешения владельца.