Copyright © 2018  Все материалы данного сайта защищены законом об авторском праве. Использование материалов сайта и размещенных произведений допустимо только с письменного разрешения владельца.

Подпишитесь на мои новости в соцсетях:

  • Белый Instagram Иконка
  • White Vkontakte Icon
  • White Facebook Icon

Для навигации в мобильной версии используйте меню в правой верхней части экрана смартфона. 

   Сканирование фотографии заняло у него не более минуты. Олег несколькими щелчками мыши сохранил ее на рабочий стол и открыл браузер. Затем, набрав название института, он нажал на кнопку поиска...

   Прежде всего, ему в глаза бросились фотографии. Олег быстро пролистал их - да, это именно то, что он и искал. На большей части снимков было изображено уже заброшенное, мрачное здание, но лишь несколько черно-белых фоток было сделано до его закрытия.

   Один из снимков заинтересовал Олега. На нем здание было снято с фасада, справа был расположен главный вход с высокой лестницей, на которой толпились люди, а слева - все тоже кривое дерево. По непонятной причине, дерево совсем не изменилось за тридцать лет, только разве ветки стали толще раза в два. Эту фотографию он тоже сохранил на рабочий стол.

   Дальше Олег принялся разглядывать заголовки статей. В первой же статье он увидел полное название института - расшифровывалось оно достаточно просто - «Экспериментальный научно-исследовательский институт фундаментальных основ биополя».

   Олег прокрутил статью вниз.

   «Институт был закрыт в 1986 году по причине реорганизации» - прочитал он.

   Но, ведь Анна Павловна говорила, что все произошло внезапно из-за происшествия в одной из лабораторий…

   Остальные статьи вели на сайты со всякого рода мистикой и прочей ерундой. Олег бегло просмотрел несколько статей и понял, что каждая следующая статья является перепечаткой предыдущей и закрыл браузер.

   Он задумался. Слово «биополе» было ему уже знакомо - он часто слышал его по телевизору, особенно в передаче «Военная тайна», и знал, что этим полем обладают все живые существа. Поэтому, не удивительно было то, что над этой проблемой работал целый институт, удивительно было другое - в начале семидесятых, а именно тогда и был открыт НИИФОБ, все исследования в области биополя, да и сам этот термин, были под негласным запретом и относились к псевдонаучной деятельности. А из статьи следовало, что его сотрудники регулярно получали от правительства награды и премии… После 86 года, заброшенное здание стало обрастать множеством таинственных слухов, в следствии чего попало в список одного из многих мистических мест города. Поговаривали, что там проводились какие-то засекреченные эксперименты и в одном из подвалов все еще находится странная установка, но её до сих пор никто не обнаружил. Олег обратил внимание на то, что все, имеющиеся в поиске, фотографии были сделаны только снаружи здания, и совсем не было фотографий, сделанных внутри… ни одной. 

   Да… история становилась все более запутанной…

   Олег прикусил губу и снова посмотрел на, лежащую перед ним, фотографию. Ему очень не хотелось этого делать, но… Он снова вошел в браузер и загрузил отсканированное изображение в поисковик. Через несколько секунд на экране появились картинки. Олег придвинулся ближе к монитору и впился в них глазами. Фотографий было много, но ни одна из них даже отдаленно не напоминала исходное изображение.

   Он прокрутил страницу ниже. Снова появилась череда фотографий, но они тоже не соответствовали изображению. 

   Олег тяжело вздохнул. Если он сейчас не сможет найти дом с фотографии, то поиск может растянуться на несколько дней, которых у него просто не было…

   Нужный снимок он нашел только на пятнадцатой странице. Фотография была сделана немного с другого ракурса, но четко было видно окно. Оно, в отличие от его фотографии, было новым, с затейливым резным орнаментом, выкрашенное свежей краской. Внизу фотографии, справа была белым выведена дата «сент. 1915 г.». Олег щелкнул мышью на ссылку и перешел на сайт с фотографией.

   Сайт был сделан очень примитивно и принадлежал какому-то местному клубу любителей исторических зданий. Небольшая подпись под фото гласила: «Дом предпринимателя Р. Вальзера, 1915 г.». А, дальше, была размещена небольшая статья с еще одной старой фотографией, при взгляде на которую, Олег покрылся неприятными мурашками: полный мужчина с отталкивающими и грубыми, словно вырезанными из дерева, чертами лица, сидел в кресле с очень высокой спинкой. Его неестественно прямая поза и выпуклые, застывшие глаза внушали суеверный ужас и, одновременно, отвращение. Эти ощущения еще более усиливали черный, длинный фрак и древний, высокий цилиндр, одетый на, покрытую седыми, неряшливыми волосами, голову. Правая рука мужчины лежала на толстой, по внешнему виду, очень древней книге, расположенной на маленьком столике с узкой и длинной ножкой недалеко от кресла.   

   Олег с трудом оторвал взгляд от фотографии и принялся читать статью.

   «Этот мрачный дом принадлежал выходцу из Пруссии, немецкому предпринимателю Руди Вальзеру, который славился нелюдимым и скрытным нравом. По слухам, он занимался черной магией и в феврале 1916 года погиб в одной из комнат своего жуткого дома от рук местных жителей, обвинивших его в нескольких страшных преступлениях. Впоследствии, несмотря на настойчивые просьбы родственников, тело Вальзера так и не было найдено».  

   Олег уже закончил читать, но никак не мог оторваться от экрана, с ужасом всматриваясь в черты человека в черном…

  

   Глава 5. Первый шаг.

  

   Ночь прошла спокойно, но утром Олег все равно чувствовал слабость. Будильник зазвонил ровно в 7.30, наступил понедельник, и нужно было вставать в школу. Родителей уже не было дома, и в квартире стояла гнетущая тишина.

   Он с трудом вылез из теплой постели и, словно зомби, проковылял в ванную. Не глядя в зеркало, умылся. На кухне, через силу, впихнул в себя половину бутерброда, запил стаканом холодной воды, и уже через пять минут тоскливо брел в школу по серым, залитым дождем, улицам...

   Фотография Руди Вальзера до сих пор стояла у него перед глазами. Он невольно видел каждую деталь его одутловатого, мерзкого лица с толстыми, выпученными, словно у жабы, губами. Этот человек, думал Олег, действительно мог заниматься черной магией и быть связанным со всеми преступлениями, в которых его обвиняли.

   Проходя мимо серых стен института, он специально отвернул голову в сторону, опасаясь увидеть что-нибудь страшное в одном из темных окон… по-настоящему страшное... например, черную неподвижную фигуру или бесплотный призрак. Казалось, что время остановилось. Олег слышал скрип каждой песчинки под своими подошвами, каждый свой вздох и стук сердца... Но, вдруг, все снова стало по-прежнему. Он облегченно вздохнул и ускорил шаг.

   День тянулся очень долго, и у Олега было время подумать над этой историей. Он уже ни на секунду не сомневался в том, что с ним произошло что-то паранормальное. Да, и какие тут могут быть сомнения, если тебя чуть не вытянули из окна. И еще, ему никак не давал покоя тот крик о помощи - в нем было столько отчаяния и боли - в том страшном здании был кто-то или что-то, нуждающийся в его помощи. Не абстрактной помощи, а требующей его конкретных действий... именно его и именно рядом - в здании, к которому он привык с детства, и которое вмиг стало для него чужим и опасным.

   Наконец, уроки закончились. Олег собрал учебники и, не обращая внимания на удивленные возгласы ребят, вышел из класса и опрометью бросился домой. Через пару минут он уже влетел в подъезд, пронесся, перепрыгивая сразу через несколько ступенек, на третий этаж и весь потный ворвался в свою квартиру. Родители были на работе, поэтому он отбросил рюкзак в сторону и, не раздеваясь, ввалился в свою комнату. Распахнул створки шкафа и, поднявшись на носки, вытащил с верхней полки цветную, картонную коробку. Олег нервничал и, поэтому, не смог открыть её сразу - пришлось несколько раз с силой дернуть за картонный верх, пока упаковка не разорвалась. Наконец, он вытащил из неё небольшую камеру и повертел её в руках, рассматривая со всех сторон. Камеру, несколько месяцев назад, подарили ему родители - тогда еще он активно  увлекался фэтбайком, но потом забросил, и подарок все это время так и пролежал на полке.