Туманов снял пальто и, аккуратно свернув, положил его на одну из мраморных лавок. Затем извлек из кармана пиджака лист бумаги и ручку. Быстро написал номер телефона и имя.

   Вручив листок Нечаеву, Ярослав попросил. – Свяжитесь пожалуйста срочно с майором Самариным и обрисуйте ситуацию. Скажите, что я пошел осматривать тоннель.

   -Хорошо, капитан, только вы там аккуратнее, вдруг действительно обвал.

   -Постараемся. -кивнул Туманов.

   Через пару минут четыре человека спустились с платформы позади состава и осторожно направились в темную кишку подземного перегона. Впереди шел обходчик Петрович - пожилой коренастый мужчина в телогрейке и с огромным фонарем в руке. Мощный луч света метался по стенам тоннеля в такт его грузным шагам. Следом за ним шли Туманов и сменный инженер Гутерман, а замыкал отряд Егоров с рацией и небольшим милицейским фонариком.

   Группа прошла метров пятьсот, прежде чем на пути стали встречаться первые обломки поезда. В свете фонарей то там, то здесь появлялись металлические листы крашеной обшивки, перемешанные с мелкими осколками стекла. Кое-где на стенах можно было разглядеть густые следы крови.

   - Эх, всю жизнь в метро проработал, но такого отродясь не видывал. – Вздохнул Петрович, осторожно перешагивая через срезанную спинку сиденья, лежащую на рельсах. – Вот случай был в 77-м…

   - Посвети-ка вперед отец. – Прервал его Ярослав, напряженно всматриваясь вглубь тоннеля.

    Луч света выхватил из темноты крышу вагона. Она лежала на боку метрах в ста от людей, загораживая собой почти весь проем тоннеля. Только справа вдоль бетонной стены виднелся узкий проход, усыпанный осколками стекла и щебенкой.

   — Это просто кошмар какой-то, товарищи. – Взволнованно пробормотал дрожащими губами Гутерман, когда они подошли ближе.

   Перед ними возвышалась искореженная верхняя часть первого вагона поезда. Там, где была кабина машиниста, угадывалось начало все того же загадочного среза. По глубоким бороздам и вмятинам можно было догадаться, что после того, как верхнюю часть срезало, она скользила по рельсам, пока ее не завалил набок удар о стену тоннеля. Повреждения верхней части поезда не вязались с версией обвала. Но что же тогда…

   - Можно мне фонарь? – Гутерман взял из рук старлея фонарик, прошел немного вперед вдоль стены и присел на корточки, разглядывая срез вагона. – Что за хрень… - пробормотал он и наклонился ниже. Потом достал из кармана карандаш и провел им по кромке среза. Снова поднял его и приблизил к подслеповатым глазам за толстыми стеклами очков. На карандаше была какая-то слизь и она слабо флюоресцировала бледно-зеленым светом.

   - Что это может быть? - Ярослав взял у Гутермана карандаш и осторожно поднес его к носу. Слизь была абсолютно без запаха.

   - Понятия не имею, товарищ капитан.

   Инженер снова присел на корточки и вдруг громко вскрикнул и резко отпрянул назад.

  - Ух блин, там рука…

Туманов поднял, выпавший из рук Гутермана, фонарь и посветил под кромку обшивки. Между шпалами виднелась ровно срезанная кисть, покрытая брызгами крови.

   Он отвел луч фонаря в сторону и похлопал инженера по плечу.

-К этому совершенно невозможно привыкнуть. -пожаловался Гутерман, отряхивая рукав.

 

  Дальше пришлось пробираться через хаос искореженного железа. Только яркий свет фонарей позволял не напороться на торчащие в изобилии острые кромки металла и обломки пластика…

   Наконец, завал кончился и впереди снова был пустой, теряющийся во мраке, тоннель.

   Стояла полная тишина. Ярослав слышал за спиной хриплое, надрывное дыхание Гутермана. Где-то с потолка капала вода.

   - Как тут нечистого не вспомнить… - Чуть слышно проворчал Петрович и зашагал вперед, поскрипывая кирзовыми сапогами. Луч света снова забегал по влажным стенам тоннеля.

   Метров через сто с протяжными трелями и шумами ожила рация. Егоров протянул ее Туманову.

   - Капитан, как слышите?

   - Слышу нормально, майор… Самарину доложили?

   - Да… Все сделал… Что у вас?

   - Нашли верхнюю часть состава… - Туманов остановился и немного посторонился, пропуская вперед Егорова и Гутермана. - Версия обвала, не подтверждается.

   - Причину выяснили? – Прохрипела рация.

   - Пока нет.

   - А что сам думаешь?

   - Да хрен его знает. - Туманов бросил короткий взгляд в направлении тоннеля: Петрович уже отошел метров на тридцать, а Егоров и, сникший от усталости, инженер плелись чуть позади о чем-то болтая вполголоса.

 - Непоняток много, майор… Но раз крыша поезда тут, значит причина должна быть где-то рядом…

-Логично.

-Все, конец связи, побегу догонять.

  Туманов отключил рацию и поспешно стал нагонять группу. Но всего через несколько шагов он замер и недоуменно уставился на потолок тоннеля метрах в десяти перед Петровичем. Свод был усеян тускло светящимися, зелеными кляксами. Старик на ходу что-то подкручивал в своем фонаре и, казалось, не замечал ничего вокруг. На мгновение луч обходчика выдернул из мрака что-то серо-серебристое, подвешенное почти к самому потолку. Что-то, похожее на…

   - Стой! – Заорал Туманов, чувствуя какую-то засаду.

   Но было уже поздно: Петрович сделал еще несколько роковых шагов вперед, и остановился как вкопанный. А через секунду, часть его головы съехала на плечо затем с противным звуком свалилась прямо на рельс.

  Оставшаяся часть тела неуверенно пошатнулась, словно под напором ветра, и тяжело рухнула следом. На бетонные стены брызнула кровь.

   У Гутермана от такой картины окончательно сдали нервы. Инженер схватился за голову и со всех ног бросился назад в сторону завала. Он пробежал мимо Ярослава, чуть не сбив того с ног.

   Егоров громко втянул в себя воздух и попятился назад, спотыкаясь о шпалы. Его руки дрожали. Непослушными пальцами он вытащил из пачки сигарету и закурил, затем закашлялся и посмотрел на Туманова ошалелым взглядом. Его лицо было бледное, как мел.

   - Что за хрень, товарищ капитан?!

   - Не двигайся… Замри. - Прошептал Туманов и стал лихорадочно шарить фонариком во мраке тоннеля.

   Луч света заскользил по рельсам и серым бетонным стенам, потом остановился на потолке. Туманов буквально впился взглядом в то, что там находилось: на высоте четырех метров прямо в воздухе висело нечто похожее на огромный кокон. Сердце забилось быстрее, когда Ярослав уловил что странный объект не просто висит в пространстве, а еще и чуть заметно шевелится. В самой же стене чернел круглый, будто пробитый средневековым тараном, пролом, из которого густо высыпалась земля вперемешку с глиной.