- Молодой человек, - обратился старик к участковому, - вас не затруднит принести из коридора ещё один стул?

   Лейтенант кивнул и вышел из комнаты.

   Тем временем хозяин поставил на стол четыре чашки с крепким, горячим чаем и миску с маковыми баранками.

   - Угощайтесь, пожалуйста, чем бог послал. - С улыбкой проговорил он и скромно уселся на один из стульев рядом с Зоей.

   - А вы? - Спросил Кирилл.

   - Я уже отужинал. - Неторопливо ответил тот.

   Лейтенант вернулся со стулом и осторожно присел рядом с Виктором Ивановичем. Тот сидел прямо, положив руки на портфель, и рассматривал старика нехорошим взглядом.

   Мирон Елизарович скосил глаза в его сторону, потом выжидательно посмотрел на Кирилла, который с энтузиазмом макал баранку в чашку с крепким чаем.

   - Так с чем снова пожаловали, Кирилл Владимирович? - Наконец с тоской в голосе спросил дед.

   Кирилл отложил баранку на край блюдца, вытер ладонью полные губы. Причмокнул.

   - Да, всё с тем же, Мирон Елизарович. - Со вздохом сказал он. - Переезжать вам надо. Вот, даже подмогу с собой привел: всем миром уговаривать вас будем.

   Старик молчал, медленно пожевывая губами. В его взгляде появилась грусть.

   - Мирон Елизарович, - Кирилл неохотно отодвинул чашку в сторону и положил руку ладонью на стол, - все ваши соседи уже съехали и, поверьте мне, очень хорошо устроились. Если мне не верите, то спросите вот у товарища участкового. Правда, ведь, Алексей Николаевич?

   Лейтенант смущённо кивнул головой, но старик не обратил на него никакого внимания.

   - Да, верю я вам, верю, Кирилл Владимирович... Только не могу я отсюда съехать. Дом мой здесь и кровь моя здесь жила, здесь и осталась. Вон оградки за рощей стоят. Как же я их брошу.

   - Мы прекрасно понимаем ваши чувства, но и вы тоже поймите нас. Проект уже согласован, из федерального бюджета выделены деньги. Ни я, ни Терехов, ни даже сам мэр - никто уже не в состоянии что-либо изменить. Примите это, как должное, дорогой наш Мирон Елизарович… А, родню вашу мы перевезём. Как положено, по всем традициям.

   Кирилл снова бросил быстрый взгляд на Виктора Ивановича.

   - Ну, не могу я, мил человек. Ну, никак не могу. Боже ж ты мой! - В слабом голосе старика послышалось отчаяние. Зое стало его жалко. - Как мне тебе ещё объяснить? Не по-людски всё это - с насиженного веками места человека сгонять. Не по-людски…

   Послышался скрип стула: участковый робко поменял позу. Он, молча, переводил взгляд то на Кирилла, то на старика.

   - А, нам, что прикажете делать? - Тон Кирилла стал немного жёстче, в нём мелькнуло раздражение. - Если мы сегодня не обеспечим строительство трассы, завтра - вылетим на все четыре стороны. Вы думаете, всё тогда по-старому станет? - Кирилл нервно поднялся на ноги. - Нет! На наше место придут другие, не такие добрые, как мы. Не только перестанут убирать снег, но и электричество с водой отключат. Что тогда делать будете?

   Обстановка в комнате явно накалялась.

   - Мой век долог и не такое переживал. Как-нибудь да справлюсь. - Упрямо ответил старик.

   Кирилл снова присел за стол, поправил, съехавший в сторону, галстук, немного помолчал, покусывая губы. Затем обменялся взглядами с Виктором Ивановичем. В глазах того уже тоже читалось раздражение.

   - Мирон Елизарович, - наконец осторожно начал он, - вы разумный человек. Пожили вы много, как сами только что заметили, и повидали тоже многое…

   Зоя, всё это время не сводившая взгляд со старика, заметила слёзы на его глазах. Да и сам он как-то поник весь, сморщенные пальцы бесцельно затеребили край рубахи.

   - Ну, признайтесь, - ухмыльнувшись, продолжал Кирилл, - сами ведь понимаете, что эта трасса нужна людям. Городу. Всем нам. Давайте, наконец, подпишем бумаги. Не упрямьтесь… И насчёт переезда не волнуйтесь - город вам поможет. Я лично прослежу. Всё будет в полном ажуре.

   По хмурому взгляду Виктора Ивановича, Кирилл понял, что сболтнул лишнее и прикусил язык.

   Старик склонил голову, седые пряди медленно сползли на его лицо. Он молчал. В комнате наступила тишина. Лишь ставни поскрипывали под напором ледяного ветра. Зое стало противно от того, что её сделали невольным участником этого жестокого фарса.

   Затянувшуюся паузу прервало нетерпеливое постукивание пальцами по столу. Виктор Иванович театрально кашлянул.

   - Что скажете, Мирон Елизарович? - Зое показалось, что он получает удовольствие от издевательства над стариком. Ей захотелось встать и с размаху влепить ему пощёчину. - Предложение-то хорошее.

   Дед выпрямился. Его печальные глаза с надеждой скользнули по лицу Зои. Девушка поджала губы, отвела взгляд в сторону.

   - Алексей Николаевич, - глаза старика остановились на бледном, худом лице участкового и тот снова заёрзал на скрипучем стуле, - хоть вы-то замолвите словечко за старика.

   - Не могу я, отец, - с трудом выдавил из себя лейтенант, словно слова застревали у него в горле. - Понимаю тебя, но не могу. Служба у меня такая.

   - Ты службой не прикрывайся, супостат. - Беззлобно бросил ему старик. - Где это видано, чтобы человека из дома выгонять?

   - Так тебя, дед, не выгоняют, тебе жилье дают.

   - На кой ляд мне это ваше жильё. Мой дом здесь и точка. - Он встал и начал убирать чашки со стола. Его руки дрожали. - Знаю я вас, иуд, обманите. Не поеду я никуда.

   - Ладно, старик, хотели по-хорошему, да не судьба видно… - Виктор Иванович взял инициативу на себя. - Алексей Николаевич, давай тогда всё по закону. Будь добр.

   Участковый тяжело вздохнул, взял со стола чёрную кожаную папку, потянул молнию. Послышался шорох бумаги, в его руках появился лист с мелким текстом и большой синей печатью.

   - Морозов Мирон Елизарович. - начал он казённым тоном. - Вы будете?

   - С утра был я. - Вздохнул старик и снова присел на стул, сгорбив и без того сутулые плечи.

   - Гражданин Морозов, - лейтенант выпрямил спину и положил листок перед стариком, - городская администрация подала иск в районный суд на ваши действия, которые срывают сроки реализации, принятого городом, решения по строительству важной государственной трассы. Прошу вас, ознакомиться с исковым заявлением и подписать повестку. Вам надлежит явиться завтра в 10.15 в районный суд по указанному в повестке адресу. - Участковый положил перед стариком повестку и ручку. - В случае вашей неявки в назначенное время, решение мирового судьи будет принято без вашего личного присутствия. Вам всё ясно, Мирон Елизарович?

   Старик угрюмо сдвинул брови, нехотя взял ручку, немного покрутил её в руке, о чём-то раздумывая, и поставил короткую подпись.

   - Нате, берите… - Плюнул он себе под ноги. Комок желтоватой слизи смачно впечатался в пол. - Подавитесь… Только, я костьми здесь лягу.

   Кирилл и Виктор Иванович коротко обменялись озадаченными взглядами, и Зоя поняла, что они рассчитывали совсем на другой эффект: припугнуть старика повесткой не удалось.

Для навигации в мобильной версии используйте меню в правой верхней части экрана смартфона. 

Подпишитесь на мои новости в соцсетях:

  • Белый Instagram Иконка
  • White Vkontakte Icon
  • White Facebook Icon

Copyright © 2018  Все материалы данного сайта защищены законом об авторском праве. Использование материалов сайта и размещенных произведений допустимо только с письменного разрешения владельца.