Copyright © 2018  Все материалы данного сайта защищены законом об авторском праве. Использование материалов сайта и размещенных произведений допустимо только с письменного разрешения владельца.

Подпишитесь на мои новости в соцсетях:

  • Белый Instagram Иконка
  • White Vkontakte Icon
  • White Facebook Icon

Для навигации в мобильной версии используйте меню в правой верхней части экрана смартфона. 

   Старушка внимательно посмотрела на него.

   - Чаю хочешь?

   - Нет, спасибо. Только что позавтракал.

   - Ну, тогда пойдем в комнату, там все и расскажешь.

   Анна Павловна провела его в маленькую комнату, заставленную древней мебелью, и усадила на старый, скрипучий диван. В комнате стоял слабый запах не то духов, не то варенья.  

   - Ну, давай, наконец, рассказывай, что там у тебя за вопросы такие сложные, - она хитро улыбнулась и присела на краешек стула напротив Олега.

   - Мама говорит, что вы работали в том институте, который у нас во дворе стоит. Заброшенный который.

   - Да, почитай всю жизнь там проработала. А, что за надобность у тебя в этом?

   - Нам в школе... - Олег запнулся. - Задание дали, рассказать о старых постройках. Вот, я и спросил у родителей, а они уже к вам отправили.

   Старушка немного приподняла бровь, недоверчиво рассматривая Олега. Но, тот молчал, и она сдалась.

      - Ну, хорошо. Не хочешь говорить - дело твое, - она вздохнула. - И, что же тебя интересует?

   - Отец сказал, что был маленьким, когда его закрыли? А. когда это произошло и почему?

   - Когда это произошло, я помню хорошо. Летом 86-го. А, вот почему... Точно тебе не скажу. - старушка нахмурилась. - Работал институт и работал. Все в порядке было... И с деньгами, вроде, проблем не знали. Нам бы еще дальше при нем быть, но... - она внезапно замолчала и о чем-то задумалась.

   - Что "но", Анна Павловна? - нетерпеливо спросил Олег.

   - Случилось, вроде, что-то там. В одной лаборатории, в подвале.

   - Что?

   - Нам никто не сказал, но в ту ночь суета была страшная. А, потом, машины стали приезжать и забирать все. А, нам директор, Станислав Григорьевич, сказал, что закрывается институт, идите, мол, на все четыре стороны. - она тяжело вздохнула. - Прям так и сказал... а, время-то, какое было... нехорошее время...

   Олег тоже вздохнул.

   - А, как назывался-то и чем занимались?

   Старушка потерла морщинистый лоб, пытаясь вспомнить название.

   - Дай, бог, памяти-то... Как его... НИИ... фэ-бэ... эф-пэ или фэ-пэ... Господи, боже мой... - вдруг, она радостно посмотрела на Олега и всплеснула руками, - Да, у меня же фотки есть!

   - Какие фотки? - не понял Олег.

   - У нас в лаборатории один фотограф-любитель был, так он много фотал, а потом, нам фотографии раздавал.

   Анна Павловна торопливо поднялась и подошла к резному комоду. Заскрипел ящик, потом раздался шорох бумаг и у нее в руках появился целлофановый пакет из "Пятерочки", туго перетянутый белой резинкой.

   - Все тут, - она бережно развязала пакет и выложила рядом с Олегом черно-белые фотографии.

   Старые, потрепанные фото с гнутыми углами веером рассыпались по дивану. Олег с интересом взял одну из них. На ней, молодая женщина стояла рядом с лабораторным столом, заставленным колбами и баночками с реактивами, и задорно улыбалась в объектив фотоаппарата.

   - Это я, - с гордостью сказала Анна Павловна и улыбнулась. - Там год должен быть подписан. Переверни.

   Олег перевернул фото, и действительно, там, выцветшими от времени, чернилами была сделана надпись "июль 83 г."

   - Как раз 34 годка здесь. - Старушка хотела было пуститься в воспоминания, но Олег осторожно прервал её.

   - Вы говорили, что можете найти название этого института.

   - Да, да... сейчас. - женщина засуетилась, перебирая фотографии.

   - Ага, вот она... Возьми. Там на здании надпись есть.

   Олег взял, протянутую ему фотографию, и стал внимательно рассматривать изображение. Четыре улыбающиеся женщины в белых халатах стояли на бетонных ступеньках и держались за руки. Они были молоды и счастливы. Солнечные блики играли на их лицах и одежде. Олег подумал, что фотографию сделали весной - только в это время года можно быть таким счастливым. Сам фотограф стоял немного ниже и, поэтому, хорошо была видна табличка с надписью справа от входа в здание.

   - Экспериментальный НИИФОБ, - медленно прочитал Олег. - А, что это значит?

   - Да, я уже и не помню, сколько лет-то прошло. - Анна Павловна подняла очки на лоб. - Мы в лаборатории работали, чего начальство скажет, то и делали. Какие-то все растворы проверяли. Но, точно знаю, что в подвалах опыты проводили... там на мышах, на кроликах.

   Олег внимательно слушал рассказ, рассеянно перебирая в руках фотографии. Неизвестный фотограф делал снимки не только людей, но и самого здания и построек поблизости. На одном снимке можно было разглядеть новенькую проходную, на другом - клумбу перед главным входом. На следующем снимке Олег узнал часть здания, которую он каждый день видел из своего окна. Он присмотрелся внимательнее. Казалось, что ничего не изменилось за прошедшие годы, только покосились деревянные рамы, местами со стен обвалилась плитка, пророс высокий бурьян, да окна оскалились осколками битого стекла. Даже старая, похожая на рогатину, береза, и та, была на своем месте.

   - Спасибо, Анна Павловна, - Олег поднялся с дивана и протянул старушке пачку фотографий. - Пойду я...

   - Ну, помогла я тебе, милок? - та взяла пачку и потянулась за пакетом.

   Олег уже было собирался ответить, но тут заметил, что в полупрозрачном матовом пакете виднеется еще один снимок.

   - Анна Павловна, там еще одна фотка, - он показал пальцем на пакет. - Можно посмотреть.

   - Еще одна? - искренне удивилась старушка и зашуршала целлофаном. - Да, точно... Ну, и глазастый ты!  - Она протянула Олегу матовый снимок. - Я и забыла про него - взяла на память, когда институт закрыли. А, этот дом стоял здесь раньше, еще до революции. Там, говорили, немец какой-то жил, из купцов вроде...

   Фотография отличалась от других и качеством и исполнением. Сразу было видно, что ее сделал профессиональный фотограф, и очень давно - снимок выцвел и стал какого-то темно-бежевого цвета. На нем был изображен трехэтажный дом, или точнее часть дома. Но, Олег сразу узнал это место и березу, и... то страшное окно...

  

   Глава 4. Нехорошее место.

  

   Компьютер тихо пискнул и стал медленно загружаться, на черном экране быстро замелькали строки текста...

   Олег сидел за столом и тупо смотрел на, лежащую рядом с клавиатурой, фотографию. Первая волна паники прошла. Он даже не попрощался с соседкой, а просто, словно сумасшедший, опрометью вылетел из ее квартиры, крепко сжимая в дрожащей руке злополучный снимок. Ангина прошла или, во всяком случае, он пока не чувствовал болей в горле. Только сердце гулко стучало в груди от страха и от внезапного осознания того, что над ним нависла какая-то, пока не понятная, но смертельная опасность.