Через пятнадцать минут Туманов уже знал кто ведет дело Игоря Сергеевича и куда подследственного увезли для обследования. Это была психиатрическая больница № 15, или в народе просто «Пятнашка». К счастью, главврач «Пятнашки», Виктор Семенович Лукин, был хорошим знакомым Ярослава и нередко консультировал его по профильным случаям.

   Еще через полчаса Туманов был в кабинете у Лукина.

   — Да-да, Ярослав, у нас ваш Тихонов. Его утром привезли где-то около семи. — Лукин недовольно вскинул густые брови. — Ты знаешь, этот следователь Мамаев, просто буйный какой-то! Ему бы самому у нас немного подлечится… Постоянно шумел и требовал, чтобы мы Тихонова под строгий контроль в закрытое отделение поместили и непременно заставили его рассказать, где он закопал тела двух медиков.

   — Не понимаю, Семеныч, зачем его к вам-то привезли? – Искренне удивился Яр. — У нас что в МВД допрашивать разучились?

   — Дело в том, что твой родственничек рассказывал на допросах такое, от чего у следователя Мамаева видимо, пар из ушей пошел. — Главврач лизнул палец и перелистнул несколько страниц в новенькой папке с историей болезни. — Ага… вот послушай, я сейчас зачитаю. “Мы прибыли на вызов по адресу улица Мезенская, дом З2, 1-й подъезд, квартира 8. Двое медиков вошли в подъезд, а я отъехал во двор разворачивать «скорую». Там я увидел еще один первый подъезд и подумал, что мы ошиблись. А когда я снова вернулся к торцу дома, то там уже не было того подъезда, в который вошли врачи. Он просто исчез.”

   Доктор поднял голову и выжидательно посмотрел на Яра поверх очков.

   — Я могу его увидеть? — Туманов вопросительно заглянул в глаза Лукину.

   — Ярослав, человека пол ночи промурыжили допросами в милиции, потом сюда привезли. Тут в приемный покой, и снова вопросы, постановка диагноза... в общем нервишки у него потрепались основательно, поэтому пациенту вкололи успокоительного, и он сейчас в полной отключке.

   — Ясно… И когда с ним можно будет поговорить?

   — Часа через три-четыре... И вот еще что, Яр… — Лукин как-то странно замялся и отвел глаза в сторону. Потом осторожно сказал. — А это ведь не первый случай, когда пациент рассказывает про исчезающие подъезды.

   — Серьезно? — Заинтересованно вскинул на него глаза Туманов.

   — Да… Лечился тут у нас один профессор… математик. — С расстановкой начал главврач. — Его, кстати, тоже к нам милиция доставила. Так вот, он утверждал, что регулярно видит, как он выразился, «фантомные» подъезды, в которых, якобы, живет жуткая тварь, пожирающая людей!!! Ну, как тебе такое?! Этот чудак рассказывал даже, как он сам однажды попал в такой подъезд и выбрался обратно… — Лукин грустно вздохнул. — Эдакая навязчивая идея, характерная для шизофрении… Профессора мы, конечно, подлечили и он был выписан три месяца назад в весьма удовлетворительном состоянии.

   — Семеныч, — Туманов задумчиво покрутил в руке карандаш со стола Лукина, — а ты мне адресок его черкани, пожалуйста.

   — Не вопрос. — Оживился Лукин. — Сейчас историю его поднимем и будет тебе адрес.

   Он схватил трубку телефона и набрал короткий внутренний номер, дождавшись ответа отдал распоряжение:

   — Анжелочка, подними, пожалуйста, историю болезни нашего профессора… Ну, помнишь, того, который про монстров в подъездах все твердил? Как там его... а, да-да… Кантор… именно он. Вот его-то домашний адрес мне и нужен и телефончик еще. Ты уж выпиши, пожалуйста, на листочек и занеси ко мне в кабинет. Спасибо.

   Старый дисковый аппарат недовольно звякнул, когда доктор положил трубку на место.

   — И еще Семеныч, не в службу, а в дружбу… Как только мой Тихонов очухается, ты, будь добр, его в наш блок переведи, на четвертый этаж в первом корпусе.

   — Ярослав! Да мне этот Мамаев всю больницу в пух и прах разнесет, когда узнает! Туда ведь никому кроме ваших доступа нет!

   — Вот потому и прошу тебя... А Мамаеву скажи, что его подозреваемым комитет заинтересовался, так как у Тихонова на лицо все признаки применения психотропного оружия иностранными спецслужбами. Отсюда и галлюцинации с подъездом. А если следак буянить будет, то телефончик ему мой дай, пусть позвонит, я с ним лично разберусь.

   — Яр, — недовольно развел руками главврач, — Ну это подстава какая-то… Он мне тут все нервы сделает!

   — Ничего-ничего, на то ты и психиатрия, чтобы буйных усмирять. – улыбнулся Яр и уже серьезно добавил. — Так надо, Семеныч.

   В двери постучали и в кабинет, цокая каблучками, вплыла Анжела. Коротенький белый халатик как влитой сидел на точеной фигурке девушки. Она положила листок с адресом на стол перед шефом, одарив при этом Туманова белоснежной улыбкой.

   — А вот и адресок нашего Кантора… Спасибо тебе, Анжелочка. Будь добра, чайку нам еще организуй, пожалуйста. — Заметно оживился Лукин.

   — Да, конечно, Виктор Семенович. — Не менее эффектно отправилась за чаем девушка.

   — Нет, вы посмотрите на него! — Наигранно возмутился Туманов, когда дверь за Анжелой прикрылась. — Даже у меня... Да что там я... Даже у самого Самарина такой секретарши нет! Ты где ж такие кадры подбираешь, проказник ты старый?

   — Завидуй молча. — Усмехнулся Лукин. — Я тут за день такого насмотрюсь, что глазам просто необходимо, отдохнуть, на чем-нибудь прекрасном. Ты видел моих санитарок из женского отделения? Они буйных на раз крутят… — Лицо доктора озарилось самой ехидной улыбкой, на которую тот только был способен. — Кстати, могу порекомендовать кого-нибудь из них вам в помощь, барышни очень “сурьёзные”.

   — Нет уж спасибо, как-нибудь без них обойдемся. — Туманов свернул листок с адресом и сунул в его карман. — Ты уж извини, но я не стану чай дожидаться, хочу еще с Кантором сегодня потолковать успеть.

   — Слушай, Яр, ну ты ведь не воспринимаешь всерьез все эти бредни про монстров и исчезающие подъезды?

   — Я воспринимаю всерьез работу иностранных диверсантов, в том числе и с использованием всякой галлюциногенной гадости. Кантор ученый, а Тихонов мой родственник. Эти люди вполне могут интересовать кого-нибудь за бугром. И мой долг — это проверить.

   — Ну что-ж, тогда придется пить чай с Анжелой. — Протянул на прощание руку Лукин.

   — Приятного чаепития. — Пожав ладонь приятелю, Туманов поспешил к машине.

 

                                                                                 ***

 

   Кантор Дмитрий Соломонович проживал по адресу Мезенская улица, дом З0. Туманов сразу же обратил внимание на то, что это была та же самая улица, где таинственно исчезла бригада медиков. Да и дом 30 должен быть расположен поблизости от места происшествия.

   Впрочем, прибыв на Мезенскую, Туманов, смог лично в этом убедиться. Дома действительно располагались в одном дворе. Отыскав нужный подъезд, Ярослав поднялся на четвертый этаж и нажал кнопку звонка.