"САРАНЧА"

   Стас не появлялся у меня уже несколько дней, а сегодня утром неожиданно завалился в прихожую, взъерошенный и с увесистой стопкой папок. Пробурчав что-то типа «Запрягли на работе», он снова исчез за дверью. Я нерешительно постоял пару минут, рассматривая очередное «сокровище» от Стаса, потом вздохнул, и аккуратно подхватив документы, отнес их в комнату и сложил на рабочий стол. Сейчас на их изучение не было времени - я торопился на встречу с шефом.

   Весь день прошел в беготне по заданию редакции, и только вечером удалось выкроить время и заняться уже так полюбившимся делом. Усевшись за стол, я включил ноутбук и протянул было руку к верхней папке, но что-то меня остановило и, немного помедлив, я взял из массивной пожелтевшей от времени стопки не следующую по порядку, а ту, которая немного торчала из середины. Не знаю, почему я так сделал… Возможно, это было какое-то внутреннее чувство… если хотите интуиция. Пес ее знает… Так или иначе, но через мгновение я уже держал в руках дело довольно внушительных размеров.

   В предвкушении новой необычной тайны я уселся за письменный стол и положил папку перед собой. На ее ветхой обложке чернела уже привычная для меня надпись «КГБ СССР, 1983 год, совершенно секретно». В графе «Количество экземпляров» значилась цифра «1», продублированная прописными буквами, а в левом верхнем углу уверенным, размашистым почерком была выведена красная резолюция «Первый отдел. Кадочникову. Уничтожить» и дата «27 января 1983 г.». Фамилия человека, сделавшего эту надпись, была мне неизвестна, но судя по ее ёмкой лаконичности, он обладал немалой властью.

   «Дело № 1462», прочитал я заголовок и осторожно открыл папку...

   Я не ошибся. Первые же строки документа буквально взорвали мне мозг. Ну а как могло быть иначе, если речь шла о пришельцах…

 

«Дело № 1462»

 

                                                              ***

   Огромные оранжевые цифры над черным тоннелем показывали 0.35. А это значило, что до закрытия московской подземки оставалось чуть менее получаса. В это время станция “Знаменская” практически опустела.

   Хрупкая девушка аккуратно расправила на рукаве фирменного пиджака красную повязку с надписью «Дежурная» и замерла на краю платформы в ожидании ночного поезда. Недалеко от нее на платформу не спеша вышел и остановился интеллигентного вида мужчина в сером пальто и фетровой шляпе. В одной руке он держал потертый рыжий портфель, а в другой сжимал, сложенный в несколько раз и уже зачитанный за день, номер «Известий». Подняв голову, мужчина рассеянно осмотрелся по сторонам, потом подслеповато сощурился в сторону часов и снова уткнулся в газету. Немного дальше на скамейке расположилась влюбленная парочка: парень нежно держал за руку миловидную девушку. Они весело переглядывались и хихикали, ничуть не смущаясь стоящей рядом грузной женщины в меховой шапке и толстой шубе. Дама усердно рылась в своей сумочке, что-то недовольно бормоча под нос.

   В тишине станции чуть слышно загудели рельсы - верный признак приближающегося состава. Дежурная посмотрела на часы и зевнула. Усталость уже брала свое и ей ужасно хотелось домой.

Гул из тоннеля нарастал, но что-то было не так. Вот уже слышен стук колес, только паузы между ударами слишком велики. Нет, совсем не в таком ритме должно биться стальное сердце электропоезда.  Работница метрополитена озадаченно всматривалась в сумрак тоннеля. По усталому лицу пробежала тень беспокойства. Ей показалось, что атмосфера станции стала какой-то вязкой, словно дурной сон. Откуда-то издалека раздался новый смешок парочки. Веселый щебет влюбленных доносился словно из другого мира.

   Дежурная, вопреки всем инструкциям, медленно подошла к самой кромке перрона и, немного наклонившись над рельсами, снова попыталась хоть что-то рассмотреть в арке. В туже секунду ее рука стремительно взлетела вверх, крепко закрывая ладонью рот, а в распахнувшихся до предела глазах появился дикий ужас…

   Из черной пасти тоннеля очень медленно, словно жуткий катафалк, на «Знаменскую», въезжала нижняя половина состава.

 Его верхняя часть, начиная от кабины машиниста и заканчивая последним вагоном, была ровно срезана будто гигантской бритвой. Но самое страшное виднелось внутри искореженных вагонов, все это походило на леденящий ночной кошмар. От обилия красного зарябило в глазах. Алые струи крови медленно стекали со стен на сиденья, а потом и на пол вагонов, превращаясь в ручейки, неторопливо струящиеся между останками пассажиров и лоскутами смятого железа…

   Поезд окончательно остановился.

   Снова стало тихо.

   Но сейчас станция больше напоминала собой музей восковых фигур. На бледных, неестественно застывших лицах медленно проступал ужас. И только дама в шубе продолжала упорно рыться в своей сумочке.

   Наконец она подняла глаза и даже успела сделать шаг в сторону замершего перед ней месива.

   А дальше... Дальше был только ее крик. Такого крика раньше никто не слышал. Отражаясь стократным эхом и усиливаясь в расписных сводах потолка, он безжалостно ударил по перепонкам застывших от ужаса людей.

 Звук был такой силы, словно кто-то резко распахнул дверь в преисподнюю с тысячами вопящих фурий…

   Крик еще не затих, как интеллигент, выронив газету и нелепо размахивая руками, метнулся прочь и огромными прыжками понесся к эскалаторам. Девушка на скамейке, потеряв сознание, рухнула на руки остолбеневшего парня, а дежурная, все еще сжимая рукой рот, бросилась к служебному телефону…

  

                                                      ***

   Ярослав вздрогнул от телефонного звонка и с трудом разлепил сонные глаза. Звук зуммера настольного телефона был выставлен на минимум, но все равно эффект был как от будильника. Жена проворчала что-то сквозь сон и повернувшись спиной к нарушителям ночного спокойствия, накрыла голову подушкой. Ярослав впотьмах нащупал пластиковую трубку и прижал ее к уху.

   — Туманов, слушаю. – Рука стала шарить по тумбочке в поисках выключателя.

   — Яр, это Самарин.

   — Да, Николай Степанович. – Ярослав, наконец, с раздражением нашел неуловимый выключатель и зажег свет. Взгляд профессионально отметил время звонка – 1.20.

   — Извини что поздно, там ЧП на «Знаменской». – Голос Самарина выдавал волнение. – Похоже, по твоей части.

   — Что случилось?

   — Да, толком никто не знает, но суета в Управе стоит страшная. От Самого приказ спустили разобраться в считанные часы. Если что не так, то головы, как кочаны на базаре полетят… - Майор сделал паузу и вздохнул. – Действуй осторожно, Туманов, нам в столице только паники не хватает… Служебная «Волга» тебя уже ждет у подъезда. Докладывай каждый час… Если вопросов нет… хотя какие тут вопросы, в общем дуй на “Знаменскую”.

   — Есть, товарищ майор. –Едва сдерживая зевоту пробубнил Ярослав и положил трубку.