— Возьми себя в руки, капитан. Мне некогда с тобой философствовать. Принимай решение… или завтра что-то подобное может произойти уже в твоей стране.

   — Где встречаемся! — Буквально прорычал в трубку Туманов.

   — Вот это другой разговор. — Издевательски спокойно прозвучало на том конце провода. — Дачный поселок «Дубрава», два километра по Ярославскому шоссе... Приезжай туда на машине один к девяти вечера на конечную остановку автобуса. Как приедешь жди, я подсяду сзади.

   После этих слов в трубке раздались короткие гудки.

   Ярослав сразу же набрал отдел связи.

   — Алло… Зарубин, удалось вычислить откуда звонок?

   — Никак нет, товарищ капитан. Аппаратура с ума сходит, словно из разных мест звонят одновременно! Но запись есть.

   — Ладно, понял. — Яр положил трубку и посмотрел на Самарина.

   — Думаю, мне нужно до вечера успеть еще раз наведаться на лунную базу, Николай Степанович, надо бы оставить сюрприз этому отморозку.

   — Согласен. Дуй к Шангину. Телепорт у него... и я тебя прошу поаккуратней там.

 

***

 

   Тесная, асфальтированная дорога разрезала дачный поселок «Дубрава» практически пополам. От нее расходились узкие, кривые улочки, ширина которых совершенно не позволяла разъехаться двум автомобилям. Ярославу приходилось бывать в этих местах, на даче у хороших знакомых, поэтому он достаточно легко ориентировался. С наступлением темноты дорога опустела, да и по темным проулкам никто не хотел бродить. Туманов словно окунулся в атмосферу заброшенного поселения. Редкие мутные фонари и совершенно сказочная Луна довершали картину, от которой так и веяло какой-то  осенней таинственностью.

   Туманов ехал медленно, опасаясь сюрпризов в виде одичавших собак или нетрезвых дачников, которые могли внезапно выскочить из темных закоулков прямо под колеса служебной «Волги».

   Наконец, фары выхватили конечную остановку рейсового автобуса. Старая, ржавеющая, стальная конструкция, словно скелет какого-то монстра, стояла на кромке асфальтированного пятачка для разворота автобусов. Рядом шелестела бумажными лохмотьями доска объявлений и все это великолепие вырывал из сумрака единственный фонарь с ядовито желтым свечением.

   Вокруг по-прежнему не было ни души. Туманов подкатил к остановке и выключил двигатель. Погасли фары. Черная «Волга», как ни странно, гармонично вписалась в эту мистическую обстановку. Тишину дачного поселка нарушал только шелест ветерка и далекий лай собак.

   Ярослав огляделся, пытался угадать с какой стороны может появится визитер. Вдруг в окружающую, почти сказочную тишину, ворвалась жуткая какофония. Несколько голосов в разнобой буквально орали слова популярной песни:

   «Мама анархия! Папа стакан портвейна! Мама анархия! Папа стакан портвейна!».

   На освященный пятачок, продолжая петь, вынырнула не очень трезвая стайка молодежи. Поравнявшись с одиноко стоявшей, темной машиной ребята резко умолкли и остановились. Сначала они разглядывали «Волгу», потом принялись что-то бурно обсуждать. Туманов видел, что всех четверых нещадно штормит. Через минуту один из парней заплетающейся походкой подошел к машине и, открыв пассажирскую дверь, выпалил:

    — Папаша, не подвезешь до Садовой? А то нам топать далеко, мы тебе рубалек заплатим.

   В салон ударил тяжелый выхлоп, стекла моментально запотели.

    — Не могу, друг. Я тут пассажира жду, очень важная персона. — Как можно доброжелательнее решил отшить ненужных свидетелей Туманов.

   — Ты чего, таксуешь что ли?  — буквально держась за дверь не унимался гуляка.

   — Ну, вроде того. — Не желая затягивать беседу, отрезал Яр.

   — Ясно… — Протянул неудавшийся пассажир. — Ну тогда удачи тебе и… «крепче за баранку держись шофер»! — Непослушным языком уже проорал он и, хлопнув дверью, направился к друзьям.

   Дождавшись своего парламентера, парни обсудили сложившуюся ситуацию, потом один из них махнул рукой в сторону автомобиля, и нетрезвая компания продолжила свой путь снова разрывая тишину в четыре глотки:

      «Мама анархия! Папа стакан портвейна! Мама анархия! Папа стакан портвейна!».

 

   Какая-то нелепая шавка, громко лая, выскочила из подворотни и увязалась за орущими гуляками, щедро покрывая каждого из них отборными собачьими ругательствами. Но друзья настолько были увлечены пением, что не замечали, нахально вклинившегося в их дружные ряды, пятого вокалиста.

   Как только гуляки скрылись во тьме, Яр услышал сзади звук захлопнувшейся двери. В зеркале заднего вида отобразилась фигура, лицо которой тонуло во мраке капюшона.

    — Привет, капитан. Это не твоя группа захвата с песнями марширует?

    — А я было подумал, что это твоя разведка под прикрытием. — Вернул колкость Яр.

   — Покончим с любезностями… Ты привез мой телепорт?

   — Сначала пульт управления покажи.

   — Резонно… — Голос пришельца все так же отдавал «машинными» нотками, словно говорил робот. — Видишь, вон тот магазин?

   Яр кивнул.

   — Давай туда… а за ним направо.

   Туманов повернул ключ и «Волга», подсвечивая фарами, тронулась в указанном направлении. Узкая и темная улочка за магазином оказалась довольно ухабистой, и лучи фар то прыгали в небо, то упирались в землю. Обочины улицы пестрели самыми разнообразными постройками. От вполне приличных домиков с палисадниками, до заброшенных развалюх с подпорками. Через полкилометра, по левую сторону вырос двухметровый, глухой, деревянный забор.

   — Паркуйся у калитки. — Буркнул пассажир и, как только «Волга» остановилась, пошел открывать дверь.

   Деревянная постройка за забором выглядела аккуратной, но необжитой, словно тут бывали редкими набегами. Внутри это ощущение только усилилось. Прихожая и две комнаты обставлены крайне аскетично, на всех поверхностях толстый слой пыли, пол грязный, из мебели несколько стульев, диван и стол. В полумраке дальней комнаты на столе и полу, сверкая тусклой синей подсветкой, стояла сложная аппаратура. Техника явно была переносной, поэтому выглядела, как раскрытые чемоданы, в верхней створке которых, были экраны, а в нижних — клавиатуры. Два таких чемодана стояли на столе, и еще два на полу. Все четыре соединялись между собой проводами. На экранах мелькали все те же непонятные символы, как и на Лунной базе. Но на экране одного из стоящих на столе чемоданов, шел обратный отсчет… только уже привычными нам цифрами.

   — Это - переносной пульт управления гравитационными магнитами, капитан. На главном экране идет отсчет понятными вам символами, я специально так сделал. И, как ты успел заметить, до активации магнитов осталось менее семи лет. А вот это ключ. — собеседник достал из кармана небольшой цилиндр размером с зажигалку и подключил его к чемодану с цифрами.