— Петрухин! — Бросил вслед удалявшимся офицерам Сысоев, — С товарищем капитаном сейчас к Семеновым поедешь.

   — Товарищ полковник, — Неожиданно для своих габаритов заныл майор, скорчив при этом страдальческую физиономию, — У меня дел невпроворот… разрываюсь на части. — Он указал толстым пальцем на Виноградову. — Да вот, пусть хоть она съездит. — И опыта заодно наберется.

   — Петрухин! Ты что себе… — Начал было возмущенным тоном Сысоев, но Яр прервал его.

   — Я не против… Товарищ эксперт, останьтесь, пожалуйста. А остальные свободны.

 

***

 

   — Николай Степанович, — Яр плотно прижал трубку телефона к уху и, отвернувшись к окну, присел на край стола. — Это Туманов.

   В кабинете кроме него остались только сам хозяин и Виноградова.

   — Да, Ярослав, что там у тебя? — Основательно подсевшим голосом спросил Самарин. — Давай докладывай.

   — Товарищ майор, произвел опрос сотрудников. — Яр старался говорить негромко. — Версия Голованова подтверждается. Похоже аппарат   действительно тот, что на фото с Луны.  Отпечатков нет. По показаниям очевидцев, кожа потерпевшего имеет темно-серый оттенок. С такой «боевой» раскраской в Москве оставаться незамеченным даже при большом желании не получится. Поэтому, светиться он нигде не будет, а затаится на время в каком-нибудь глухом месте.

   — Да, согласен с тобой… — Самарин немного помолчал. — А я ведь тоже без дела не сидел и кое-какие справки навел…  Я связался со спецами, которые осматривали помещение с архивами в ЦКД после того случая. Так вот, все, как один, только руками разводят — ничего подобного никогда ранее не видели. Пленки размагничены, а бумажные материалы — просто в пыль. И фотографии, и документы… В общем, остальное сам додумать можешь…

  — Одна новость оптимистичнее другой. — Невесело пошутил Яр, слегка покосившись на полковника и эксперта. Те терпеливо ждали окончания разговора.

   — Что есть, то есть… — В тон ему ответил Самарин. — Я тут Голованову охрану усилил. Надеюсь, неожиданностей не будет. Хотя с такими возможностями, как у нашего подопечного, ожидать все что угодно можно… Одним словом, вся надежда сейчас на тебя, Яр. Ты уж не подведи… Устройство это «лунное» забрал?

   — Да, оно у меня.

   — Это хорошо… Очень хорошо.

   — Сейчас на Луговую, 5 к Семеновым и на квартиру к Голованову. А там по обстоятельствам.

   — Добро. — Самарин положил трубку.

 

***

 

   Ярослав присел на корточки и проследил взглядом направление, взрытой колесами, колеи.

   Здесь «семерка» слетела с дороги…

   Вот здесь на скорости запрыгнула на бордюр и пропахала широкую полосу по направлению к кирпичной девятиэтажке…

   А вот где-то здесь повстречалась с прохожим, а уже потом с раскидистым тополем…

   Квартиру Семеновых можно было определить без труда. Ярославу хватило лишь беглого взгляда на стену дома. Окно одной из квартир было наглухо забито досками, а поверху еще и обтянуто мутным куском полиэтиленовой пленки.

   — Здесь все ясно. — Ярослав поднялся и повернулся к Виноградовой. — Пойдемте внутри теперь осмотрим.

   — Я предупредила Семеновых. — Робко ответила девушка. — Муж сегодня ремонтом весь день занимается. А жена с ребенком годовалым дома и так сидит.

   Они двинулись по неширокой аллее к углу дома. По пути Яр внимательно осматривал улицу. Шансов на то, что именно сейчас появится таинственный незнакомец, конечно, не было никаких, но он ведь мог незаметно наблюдать за ними… может быть даже из-за угла вон того дома на другой стороне улицы… или того окна… или даже из любой, припаркованной во дворах, машины.

  

***

 

   Квартира Семеновых располагалась на первом этаже справа от лифта.

   Ярослав со спутницей подошли к двери, на которой красовался круглый пластиковый пятачок с черными цифрами «39», и нажал кнопку звонка. За дверью раздалась протяжная трель, а вслед за ней до Яра донесся звук быстрых шагов по скрипучему паркету.

   Дверь приоткрылась. В проеме появился крепкий мужчина в застиранной майке и растянутых на коленях трениках.

   — Капитан Туманов. — Вежливо представился Ярослав. — А Вы, должно быть, Николай?

   — Д-да… — Семенов пропустил Ярослава с экспертом в квартиру и прикрыл за ними дверь. — Проходите, пожалуйста… Вот сюда, на кухню. — Он указал рукой дальше по коридору.

   Откуда-то из глубины квартиры раздался детский плач, а затем тихий, успокаивающий голос матери… Малыш еще пару раз всхлипнул и затих, снова наступила тишина.

   Семеновым фантастически повезло, что их кухня была нестандартных для обычных московских квартир размеров: в ней было солидных двенадцать квадратов в то время, как типовые размеры городских кухонь чаще всего не превышали семи-восьми. Будь она меньше, то тело неизвестного впечаталось бы не прямиком в холодильник, а в кого-нибудь из членов семьи. И тогда последствия этого контакта были бы намного печальнее…

   Яр подошел к, смятому словно консервная банка, холодильнику и присел перед ним на корточки, внимательно осматривая повреждения. На двери холодильника угадывались очертания человеческого тела.

   — Влетел словно торпеда, блин. — Наконец, подал голос Семенов. — Я чуть не подавился… у жены истерика... ребенка перепугал... А он… — Мужчина эмоционально развел руками. — Мы ж думали, что он все… того… а он как встанет! Зыркнул на меня и к выходу.

   Туманов закончил осмотр безнадежно испорченного агрегата и выпрямился.

   — А описать его сможете?

   — Ну, да… Только я на эмоциях был. Может что и не заметил.

   — Тогда опишите, что помните.

   — Среднего роста... Примерно такого. — Семенов покачал ладонью на уровне своего лба. — Какая-то одежда на нем непонятная была… Даже не могу сказать точно. Помню только капюшон на голове. Он его до глаз закрывал. Вроде еще джинсы были, цвет не помню… Что на ногах, вот точно не скажу — на его физиономию смотрел. Уж очень страшная она у него.

   — Что значит «страшная»? — Попытался уточнить Туманов.

   — Серая какая-то, словно кусок асфальта… И еще глазища такие красные. — Семенов передернул плечами и со свистом втянул воздух. — Как вспомню, так сразу жуть берет.